Заключение главы параджика.
Монах, нарушивший любое из вышеперечисленных четырёх правил, автоматически перестаёт быть монахом. Ему нет необходимости проходить через формальную церемонию выхода из общины, потому что нарушение правила само по себе является актом исключения из неё. Как говорится в каждом правиле, он больше не принадлежит к общине. Анализ слов трактует это как «у него нет права общей процедуры» (т.е. он больше не может принимать участия в собраниях Общины [где эти процедуры проходят]»), а также «у него нет права общей декламации» (т.е. он более не может участвовать в днях Упосатхи [где она проводится] (см. том 2 глава 15 этой книги)), у него больше нет обучения вместе с остальными монахами. Если человек, нарушивший одно из данных правил продолжает делать вид, что он ещё монах, он всё равно не считается таковым. Как только вскрывается факт его нарушения, человек изгоняется из общины. В этой жизни он более не может быть заново принят в монашескую общину. Если он пытается вступить в другую общину буддийских монахов, в которой о его нарушении ничего не известно, его посвящение в монахи считается недействительным и человек должен быть изгнан из общины в момент, когда этот факт вскрывается. В комментарии к правилу «параджика №1» говорится, что ему разрешается вступить в общину как монах-ученик (саманера), но поскольку в Вибханге нет ясного подтверждения этих слов, они принимаются не всеми общинами. Незнание данных правил не освобождает монаха от наказания, по этой причине Будда велел, чтобы каждого монаха обучили им немедленно после посвящения (Махавагга I.78.2-5). Поскольку данные правила охватывают ситуации, которые в современном обществе не являются противозаконными поступками (напр. рекомендовать совершение аборта, демонстрировать гибкость, достигнутую занятиями йогой, путем помещения своего пениса себе в рот) или являются распространённым образом поведения людей, которые не считают зазорным балансировать на грани законности (напр. прятать облагаемую пошлиной вещь при пересечении границы), особо важно как можно раньше объяснить каждому новому монаху все тонкости правил. Если монах подозревает себя в нарушении класса «параджика», он должен немедленно сообщить об этом старшему монаху, сведущему в правилах монашеской дисциплины. То, как старший монах должен разбираться с ситуацией, хорошо иллюстрируется случаем, описанным в комментарии ко 2 правилу параджики: однажды правитель вместе с многочисленной свитой приехал поклониться огромной ступе в одном из монастырей Шри-Ланки. Вместе с правителем в гости в тот монастырь приехал монах из южной части страны, перевозивший дорогой моток ткани. Суета всего этого мероприятия была столь велика, что он уронил моток и, будучи не в состоянии найти его, счёл ткань утерянной. Один из местных монахов случайно натолкнулся на моток, и, желая украсть его, быстро спрятал ткань, чтобы владелец её не нашёл. Со временем он, конечно, начал испытывать чувство вины и пошёл к знатоку монашеской дисциплины в своём монастыре, чтобы признаться в совершении
нарушения класса «параджика» и оставить монашескую жизнь. Однако знаток дисциплины попросил его повременить с покиданием общины до тех пор, пока не будет найден и расспрошен владелец ткани. После длительных поисков, монаху-знатоку удалось разыскать бывшего владельца ткани в монастыре на юге страны, который сказал ему, что во время, когда кража была совершена, он счёл рулон утерянным и отказался от всей умственной привязанности к нему. Следовательно, поскольку вещь была бесхозной, местному монаху не была засчитана «параджика», он понёс лишь небольшое наказание за несколько нарушений класса «дукката» из-за поступков с намерением украсть. Этот пример даёт нам важный пример той большой тщательности, с которой старший монах должен расследовать поступок, тянущий на «параджику», того сострадания к нарушителю, которое он должен испытывать, и что при наличии сомнений решение должно быть в пользу монаха: он считается невиновным до тех пор, пока его вина не доказана фактами. Однако бывают и ситуации другого рода, когда монах, совершивший нарушение класса «параджика» отказывается признать этот факт. Если его друзья-монахи видят, слышат или подозревают что-то подобное, они обязаны высказать ему свои подозрения. Если монахи не удовлетворены его доводами о невиновности, то данный вопрос переходит в категорию «обвинение», которое должно быть рассмотрено в соответствии с процедурами, описанными в правиле «Сангхадисеса №8» и 11 главе этой книги. И наконец, в комментарии рассмотрение правил класса «параджика» завершается замечанием, что на самом деле нарушений данного вида 24: восемь исходных, 12 равнозначных и четыре производных. Восемь исходных нарушений: четыре для монахов (также обязательны к соблюдению для монахинь) и четыре дополнительных только для монахинь. В 12 равнозначных параджике нарушений входят 11 категорий людей, которые вообще не должны приниматься в монашескую общину. Если человек, входящий в одну из этих категорий каким-то образом получает монашеское посвящение, то оно считается недействительным и человек навсегда изгоняется из общины (Махавагга I.61-68, также см. том 2 глава 14 этой книги). 11 категорий людей таковы: пандака (евнух или бесполое существо, см. Сангхадисеса 2), нечеловеческое существо (nāga, peta, deva, yakkha), гермафродит, человек, не получивший монашеского посвящения, но ведущий себя как монах, монах, получивший посвящение в другой религии, не покинув перед этим общину буддийских монахов, человек, убивший своего отца, человек, убивший свою мать, человек, убивший араханта, человек, изнасиловавший монахиню, человек, злонамеренно причинивший раны Будде, так, что у него возникло кровотечение,
человек, который вызвал раскол в монашеской общине, зная или подозревая, что его точка зрения противоречит Дхамма-Винае. Эти одиннадцать нарушений, равнозначных параджике, в равной степени применимы и к монахиням. Двенадцатое нарушение применимо только к монахиням и совершается оно, когда женщина покидает общину монахинь и возвращается к жизни мирянки (Чулавагга X.26.1). В отличие от монахов, у монахинь нет формальной процедуры выхода из общины. Если женщина покидает общину, она не имеет права вступить в неё вновь в течение этой жизни. В дополнение к 20 исходным и равнозначным нарушениям, в комментарии даётся отдельный список из четырёх «производных» нарушений, являющихся на самом деле особыми случаями нарушения первого правила: монах с гибкой спиной берёт свой пенис в рот, монах с длинным пенисом вводит его себе в задний проход, монах участвует в оральном сексе с другим человеком, монах участвует в анальном сексе на стороне принимающего проникновение. Три из них можно распространить и на монахинь. Трудно сказать, зачем в комментарии эти случаи выделены в отдельный список. Видимо авторы хотели, чтобы читатель не пропустил эти варианты нарушения первого правила. В любом случае, важен именно полный список из 24, потому что в комментарии к правилам, касающимся ложных обвинений другого монаха в совершении нарушения класса «параджика» (Сангхадисеса 8 и 9) и в правиле о сокрытии нарушения данного класса, совершённого другим монахом (Паччития 64), слово «параджика» трактуется как включающее в себя равнозначные и производные нарушения.