Мастурбация

Нарушение.

Намеренное извержение семени (за исключением семяизвержений во время сновидения) влечёт за собой первоначальное и последующие собрания Общины. История происхождения этого правила такова: «В то время досточтимый Сеййясака был недоволен святой жизнью. Из-за этого он похудел, выглядел несчастным, некрасивым и бледным, на его теле выступали вены. Дост. Удаин увидел дост. Сеййясаку похудевшим… с выступившими на теле венами. Увидев его, он сказал: «Друг Сеййясака, почему ты так похудел… и на твоём теле проступили вены? Быть может, ты не доволен святой жизнью?» «Да, друг» «Раз так, тогда ешь сколько хочешь, спи сколько хочешь, купайся сколько хочешь, а поев, поспав и искупавшись сколько тебе угодно, когда возникает недовольство и умом завладевает сексуальное желание, вызывай извержение семени, напав (!) своей рукой.» «А разве это можно?» «Конечно. Я сам так делаю». «С тех пор дост. Сеййясака ел сколько хотел, спал сколько хотел… а когда возникала неудовлетворённость и умом завладевало сексуальное желание, он вызывал семяизвержение, нападая своей рукой.» Не прошло много времени, как он стал красивым, округлился, стал румяным и кожа его посветлела. И тогда друзья-монахи сказали ему: «Друг Сеййясака, раньше ты был худым… с выступившими на теле венами. Но сейчас ты похорошел, округлился, стал румяным и кожа твоя посветлела. Видимо ты стал принимать какое-то лекарство?» «Нет, друзья, я не принимаю лекарства. Я просто ем сколько хочу и сплю сколько хочу… а когда возникает неудовлетворённость и умом завладевает желание, я вызываю семяизвержение, нападая своей рукой.» «Но ведь ты вызываешь семяизвержение, нападая той же самой рукой, что и ешь пищу, поданную мирянами?»
«Да, друзья» Это правило, если рассматривать только его резюме, одно из самых простых для объяснения. Однако при детальном рассмотрении оказывается, что оно наиболее сложное, не только потому, что в нём рассматривается столь деликатная тема, но и в том, что комментарий расходится с Вибхангой в объяснении двух из трёх факторов, которые должны удовлетворяться, чтобы монаху было засчитано полное нарушение. Эти три фактора: результат, намерение и усилие. Речь о семяизвержении, вызванном намеренными усилиями. Когда все три фактора присутствуют, монаху засчитывается нарушение класса «сангхадисеса». Если присутствуют [только] два последних фактора (намерение и усилие), монаху засчитывается тхуллаччая. В случаях, когда присутствует только один из факторов или любая другая комбинация факторов, кроме вышеприведённого (намерение и результат без физических усилий или усилие и результат без намерения) — нарушение не засчитывается. Может показаться странным, что я здесь рассматриваю фактор результата первым, но это частично продиктовано тем, что, пытаясь понять виды намерения и усилий, описываемые в этом правиле, необходимо разобраться в их цели, а также тем, что результат является тем фактором, по которому комментарий и Вибханга в целом не расходятся. Результат. В Вибханге говорится, что сперма бывает десяти цветов. Эта классификация взята из диагностической практики в древнеиндийской медицине, в которой врач с целью определить состояние здоровья пациента исследовал его эякулят. Приводя длинный список «колёс», основанных на этих десяти цветах, в Вибханге делается простое заключение, что цвет и качество семени никак не влияет на зачет наказания по этому нарушению. Это означает, что монах, которому была проведена операция по вазектомии, всё равно может совершить нарушение этого правила, потому что во время оргазма он способен к извержению всех прочих составных частей спермы, за исключением самих сперматозоидов. Хотя в Вибханге говорится, что семяизвержение происходит, когда семя «отделяется от своей основы», там не даётся никаких подробных объяснений этого утверждения. В комментарии рассматривается три мнения на предмет того, когда конкретно это происходит в процессе сексуальной стимуляции. Хотя приводимые рассуждения выражаются на основе физиологии эякуляции, как она понималась в то время, заключение совершенно ясно: сперма отделяется от своей основы, когда «вызвав дрожь во всём теле, она отделяется и переходит в мочевыделительную систему», другими словами, в момент оргазма. В комментарии также объясняется, что сперма отделяется от основы в момент входа в мочевыделительную систему, потому что с этого момента процесс становится необратимым. Следовательно, если процесс сексуальной стимуляции довёл человека до этой точки, фактор результата считается присутствующим, даже если монах пытается предотвратить выход спермы из тела во время оргазма, сжимая головку полового члена. Попав в мочевыделительную систему, она уже отделилась от своей основы, так что, покинет ли сперма тело или нет не имеет значения для определения фактора нарушения. Хотя в некоторых под-подкомментариях предлагают более осторожное мнение, чем в
самом комментарии, утверждая, что отделение семени от основы засчитывается тогда, когда появляется небольшое количество прозрачной щелочной жидкости, вырабатываемой перед эякуляцией предстательной железой и железами Коупера, в Вибханге нет ничего, что опровергало бы мнение комментария. Намерение. В Вибханге слово «намеренно» определяется как «пожелав, приняв решение понимающе и осознанно». В комментарии эти термины трактуются так: «пожелав» означает пожелав, спланировав, с решением получить удовольствие от семяизвержения. «Приняв решение» означает породив безрассудное умственное состояние, «пробивающееся» сквозь силу атаки. (С помощью таких же слов в комментарии объясняется та же фраза в Паччитие 3, 61 и 77). Смысл в том, что человек не просто забавляется идеей. Он принял отчётливое решение преодолеть все колебания, агрессивно устремившись к действию, целью которого является семяизвержение. «Понимающе» означает понимать «Я прилагаю усилие». Подкомментарий трактует это как понимание «Я прилагаю усилие, чтобы спровоцировать семяизвержение». «Осознанно» означает осознавать факт, что совершаемые усилия приводят к извержению семени. Определение понятия «пожелав» в комментарии отклоняется от рассмотрения фактора намерения в Вибханге. В её анализе этот фактор объясняется просто как «стремясь вызвать семяизвержение» и приводится десять возможных мотивов желания вызвать его: ради здоровья ради удовольствия ради лекарства для совершения дара (в комментарии говорится о даре насекомым, хотя сюда можно включить и дар спермы своему партнёру по тантрическому ритуалу) ради накопления заслуг ради совершения жертвоприношения ради попадания в рай ради получения семени (чтобы зачать ребёнка — поступок монаха, предоставившего сперму для искусственного оплодотворения, попадает в эту категорию) для исследования (с целью диагностики состояния здоровья) ради игры или забавы. В Вибханге говорится, что каждый из этих мотивов удовлетворяет фактор намерения в соответствии с этим правилом. Следовательно, попытки комментария сузить понятие «ясного намерения» к одному лишь удовольствию от семяизвержения (пункты 2 и 10 в перечне Вибханги) не имеют оснований в Каноне. Это значит, что фактор намерения в этом правиле определяется умышленностью и непосредственной целью — вызвать семяизвержение — вне зависимости от импульса или мотива. Учитывая схему, по которой определяется намерение, монаху не засчитывается нарушение, если семяизвержение происходит случайно: монах играет с половым членом ради удовольствия от прикосновения, в процессе чего неожиданно происходит семяизвержение; когда монах не знает, что он прилагает усилие, например, когда он спит или находится в полубессознательном состоянии до полного пробуждения ото сна, когда монах не сознаёт, что его усилия могут привести к семяизвержению, например:
когда он столь погружён в процесс нанесения лекарства на рану на своём половом члене, что не осознаёт, что его усилия приводят к семяизвержению или когда его усилия имеют другую цель, отличающуюся от вызывания семяизвержения, например: когда он, просыпаясь, понимает, что сейчас произойдёт самопроизвольное семяизвержение и берётся рукой за член, чтобы сперма не испачкала одежду или постельное бельё.

Усилие

В Вибханге описывается четыре вида усилия, которые удовлетворяют этому фактору: монах стимулирует семяизвержение, прилагая усилие на (1) внутреннем объекте, (2) внешнем объекте, (3) внутреннем и внешнем объекте, (4) сотрясая нижнюю часть тела в воздухе. Дальше там предлагается объяснение этих понятий: внутренний объект означает собственное тело. Внешние объекты могут быть живыми и неживыми. Третий тип усилия совершается при использовании совместно первого и второго, а четвёртый покрывает случаи, когда человек стимулирует эрекцию, прилагая усилие в воздухе. Чрезвычайно общий характер этих определений создаёт впечатление, что авторы Вибханги хотели, чтобы они охватили все возможные виды телесного усилия, направленные на сексуальное возбуждение самого себя, и это впечатление усиливается большим разнообразием эпизодов, о которых повествует Винита-ваттху. В их число входит, помимо всего прочего, случаи, когда монах обхватывает член рукой, трёт член большим пальцем, трёт член о кровать, погружает член в песок, стоит против течения в реке, трёт спину своего учителя в бане, а также монах, у кого происходит эрекция от трения бедёр и одежды во время ходьбы, который нагревает свой живот в бане, который выгибает своё тело. В каждом из этих случаев, если монах стремится к семяизвержению и достигает его, ему засчитывается сангхадисеса. В Винита-ваттху также описывается случай, когда монах, желая семяизвержения, приказывает саманере рукой взять его (монаха) за половой орган. Монах получает своё семяизвержение и сангхадисесу в придачу, из чего следует, что попросить помощи другого человека для вызова эякуляции также считается здесь фактором усилия. В анализе фактора согласия, который будет приведён далее, мы рассмотрим подобный случай из Винита-ваттху к Параджике 1, из которого следует, что, если монах лежит неподвижно, позволяя другому человеку вызвать у себя оргазм, это также является фактором усилия. Однако в рассмотрении фактора усилия в комментарии добавляется ещё один подфактор: что усилие должно быть направлено на собственный половой член. Если бы это было так, то монаху, которому удалось вызвать семяизвержение путём стимулирования других эрогенных зон помимо пениса, не было бы засчитано никакого нарушения. Этот вывод присутствует в самом комментарии и подкомментарий соглашается с ним, хотя в подкомментарии к Вибханге говорится, что такому монаху следует засчитать дуккату. На что опираются авторы этого подкомментария — не говорится, видимо на ошибочное понимание случая со спящим саманерой, о котором пойдёт речь дальше. В любом случае, авторы комментария, добавляя этот последний фактор, вступают в противоречие с рядом случаев из Винита-ваттху, в которых усилие совершается без участия полового члена, например, когда монах нагревает свой живот, растирает спину наставника, получает массаж бёдер и др.
Комментарий, дабы как-то классифицировать эти ситуации, пытается их переформулировать, в большинстве случаев утверждая, что усилие должно быть каким-то образом связано с половым органом. Это само по себе сомнительно, но когда в комментарии возникают явные противоречия случаю из Винита-ваттху, когда монах разогревал свой живот, утверждая, что такие усилия могли бы вообще не являться основанием для нарушения, даже если монах стремится и достигает семяизвержения, то можно заключить, что авторы комментария перешли границу непосредственно комментирования, пустившись в переписывание правила. Как говорилось во Введении, нам приходится опираться на предположение, что составители Вибханги достаточно хорошо знали критичные факторы каждого нарушения, чтобы понимать что является, а что не является ими, и были достаточно осторожны, чтобы привести все относящиеся к делу факты в описании прецедентов в Винита-ваттху, дабы показать, как Будда пришёл к своим решениям. Поскольку позиция комментария, где добавляется дополнительный фактор, по которому физические усилия должны обязательно затрагивать собственный половой член монаха, прямо противоречит Вибханге в этом вопросе, данный фактор нельзя считать верным. Отсюда появляется вопрос, зачем авторы комментария изначально включили его. Ответ можно найти в одном из случаев, описанном в Винита-ваттху — случае со спящим саманерой. «В то время некий монах взял в руку член спящего саманеры. У него произошло семяизвержение. Его начала мучить совесть…. «Монах, здесь нет нарушения «сангхадисеса». Здесь нарушение — дукката.» Вопрос в том, у кого произошло семяизвержение. В отличие от английского языка, синтаксис пали не даёт нам ответа, потому что нет синтаксического правила, по которому местоимение одного предложения должно относиться к подлежащему предыдущего. В правиле «Параджика 3» перечисляется множество случаев по схеме «Камень, плохо зажатый в руке монаха, стоящего выше, выскочил из руки и ударил по голове ниже стоящего монаха. Монах умер. Его начала мучить совесть». В этих случаях из контекста истории совершенно ясно, какой из монахов умер, а какого мучила совесть, в то время как со случаем спящего саманеры мы должны искать контекст в других частях Вибханги. Если семяизвержение произошло у монаха, то, возможно, что в Вибханге есть противоречие и мнение комментария, по которому усилие должно быть связано с собственным половым членом, оправдано. Потому что в противном случае данная ситуация удовлетворяла бы общее определение фактора усилия, даваемое в Вибханге: монах прилагает усилие на чужом теле и у него самого происходит семяизвержение. Следуя общей схеме в этом правиле, ему следует засчитать сангхадисесу, если он намеревался вызвать семяизвержение и не засчитать вообще никакого нарушения в противном случае. Однако, отклоняясь от стандартной схемы в ситуациях в Винита-ваттху, Будда не спрашивает, было ли семяизвержение целью монаха, и просто засчитывает монаху дуккату, что наводит на мысль о непоследовательности. Однако если семяизвержение произошло у саманеры, нет никакой непоследовательности: монаху засчитывается дукката за похотливый телесный
контакт с другим мужчиной (см. Сангхадисеса 2) и этот случай приведён здесь, чтобы показать, что полное нарушение правила Сангхадисеса 1 относится к случаям, когда человек вызывает семяизвержение у самого себя, а не когда он приводит к тому же самому у других. (Помимо этого случая, в самом правиле или в Вибханге нигде нет явного выражения этой мысли. В тексте правила просто говорится о вызове извержения семени, без явного указания у кого это извержение происходит. Это могло бы объяснить неуверенность монаха в том, совершил ли он нарушение класса «сангхадисеса» или нет.) А причина, по которой нет упоминания того, намеревался ли монах вызвать семяизвержение или нет, состоит в том, что, поскольку оно подпадает под другое правило, к данному эпизоду [со спящим саманерой] это не имеет никакого отношения. Следовательно, раз вариант прочтения, по которому семяизвержение произошло у саманеры, не противоречит остальной части Вибханги, выходит предпочтительным принять именно его. Если именно эта ситуация вынудила авторов комментария добавить свой дополнительный фактор, то нам становится ясно, что они неправильно прочли её текст и первоначальное определение фактора усилия в Вибханге остаётся незыблемым: любое телесное усилие, совершаемое у своего тела, у чужого тела или физического объекта, у того и другого, а также совершение действий в воздухе (таких как выгибание тела или сотрясание нижней его частью) — выполняет здесь фактор усилия. Один случай, в котором фактор усилия не выполняется, это когда монах переполнен желанием и пристально смотрит на интимные части женщины или девушки. В описании этой ситуации говорится, что у монаха происходит семяизвержение, но Будда вновь не спрашивает его о намерении. Вместо этого он устанавливает отдельное правило, по которому за пристальный похотливый взгляд на интимные части тела женщины монаху засчитывается дукката. Из этого следует, что усилия глазами не считаются телесными усилиями в правиле сангхадисесы, потому что, в противном случае монаху бы была засчитана сангхадисеса, если бы он намеревался вызвать извержение и никакого нарушения (даже дуккаты) в противном случае. И из этого также следует, что дукката в этом отдельном правиле засчитывается вне зависимости от намерения или результата. В комментарии к этому добавляется, что данная дукката засчитывается также при пристальном рассматривании половых органов животного женского пола или промежности полностью одетой женщины с мыслью «там её половой орган». В настоящее время мы можем засчитать нарушение монаху, который с похотливым желанием пристально рассматривает интимные части тела женщины на порнографической фотографии. Как будет видно в разделе ситуаций, не являющихся нарушениями, ночные поллюции не являются основанием засчитать нарушение монаху. Однако в комментарии рассматривается вопрос о намеренных усилиях, совершаемых перед сном и приводящих к поллюции. Авторы комментария приходят к следующим заключениям: если монах, будучи атакован сексуальным желанием лёжа на кровати, берёт себя за член рукой или обхватывает его бёдрами, и, в этом положении засыпает в надежде вызвать поллюцию, ему засчитывается полноценная сангхадисеса, если поллюция происходит. Однако если он подавляет атаку сексуального желания путём размышления о непривлекательности тела и засыпает с чистым умом, сангхадисеса ему не
зачитывается, даже если поллюция происходит. Проанализировать это можно так, что перемена умственного состояния монаха отделяет семяизвержение от предыдущего усилия, так, что оно не будет считаться прямым результатом этого усилия. В подкомментарии к этому добавляется, что помимо подавления желания в своём уме, ему также надлежит прекратить усилие, чтобы избежать наказания по этой схеме. И для обоих текстов необходимо уточнение, что слова «нет нарушения» относятся только к извержению, поскольку предыдущее намеренное усилие может быть оценено как тхуллаччая.

Согласие.

Особый случай, описываемый этим правилом, произошёл в двух почти одинаковых эпизодах из Винита-ваттху к Параджике 1: женщина подходит к монаху и предлагает устроить ему семяизвержение, атаковав своей собственной рукой. В обоих случаях монах позволяет ей совершить задуманное, а Будда засчитывает ему сангхадисесу. В комментариях эти эпизоды считаются очевидными, и к ним не даётся никаких подробностей. Следовательно, опираясь на имеющиеся у нас факты, получается, что согласие в этом правиле может выражаться на физическом уровне, просто разрешая действию совершиться. Монах, который в уме согласился тому, что другой человек прилагает усилия и вызывает у него семяизвержение, не освобождается от ответственности за полное нарушение, даже если в течение всей процедуры он лежит полностью без движения.

Производные нарушения

Как уже говорилось выше, при наличии всех трёх факторов — результата, намерения и усилия, монаху засчитывается сангхадисеса. Если выполняется только два последних фактора — намерение и усилие — засчитывается тхуллаччая. В комментарии, где рассматривается эпизод с монахом, имевшим толстые бёдра, у которого во время ходьбы возникала эрекция, говорится, что если в такой ситуации монах осознаёт возрастание сексуальной «лихорадки», он должен немедленно прекратить движение и начать размышление о непривлекательности тела, чтобы очистить ум перед продолжением движения. В противном случае, ему будет засчитана тхуллаччая за одно лишь движение ног. Понятие «сексуальная лихорадка» здесь видимо означает желание семяизвержения, потому что в комментарии есть несколько мест, где рассматриваются случаи с монахами, которые вызывали эрекцию просто для получения удовольствия от контакта, а не для семяизвержения. Делается вывод, что им не засчитывается нарушения, даже если случайно происходит семяизвержение.

Помимо тхуллаччаи в этом правиле больше нет производных нарушений. Монах, у которого происходит эякуляция чисто от мыслей на сексуальную тему, без совершения каких-либо физических усилий, не несёт наказания вне зависимости от того, возникает ли у него мысль о том, что ему хотелось бы семяизвержения и независимо от того, испытывает ли он удовольствие в её процессе.

Однако в комментарии подмечается, что, пусть даже в такой ситуации и нет нарушения, монах не должен позволять сексуальным мыслям завладевать своим умом таким способом. Эта идея опирается на известную метафору, которая родилась у принца Сиддхатхи до Пробуждения и которую он, в статусе Будды, рассказал ряду слушателей: «Предположим, есть мокрое, полное соков бревно, лежащее на сухой земле вдалеке от воды, и человек проходил рядом с верхней палочкой для разжигания огня, думая
«Я зажгу огонь. Я создам тепло.» Как вы думаете, сможет ли он зажечь огонь, путём растирания этой верхней палочкой мокрого, полного соков бревна?» «Нет, почтенный Готама. А по какой причине? Потому что бревно сырое и полное соков, пусть даже оно лежит на сухой земле вдалеке от воды. Этот человек лишь впустую измотает себя и разочаруется. «Также и отшельник или брахман, который живёт, отрешившись от чувственных желаний только на телесном уровне, чьё желание, тяга, жажда, и лихорадка по отношению к чувственным удовольствиям не уничтожена и не успокоена: вне зависимости от того, испытывает ли он болезненные, нестерпимые, колющие боли из-за своего стремления (к Пробуждению), он не способен к знанию, видению и непревзойдённому самостоятельному пробуждению» (Махасаччака сутта — МН 36).

Поступки, не являющиеся нарушением. Помимо уже упомянутых эпизодов, когда монахи случайно вызвали у себя семяизвержение, не зная, что они прилагают усилие, не осознавая, что их усилия приведут к извержению, чьё усилие мотивировано целью, отличной от стимулирования семяизвержения, или когда монахи, у которых под влиянием сексуальных мыслей произошло семяизвержение без каких-либо физических усилий, монаху также не засчитывается нарушение, если семяизвержение происходит во время сновидения. В комментарии отмечается, что некоторые переводчики переводят идиоматический термин supinantā в тексте правила как «во время сновидения», понимая его как два слова supin и antā, дословно означающих «в конце сновидения», открывая таким образом лазейку, разрешающую намеренное усилие и извержение, когда монах просыпается в момент, предшествующий поллюции. Однако в комментарии такой дословный перевод считается недопустимым, заявляя, что, хотя процессы в уме во время сна являются прерогативой Абхидхаммы, но всё, что происходит после пробуждения ото сна, относится к Винае. Говорится, что нет такого понятия, как поступок, совершённый при нахождении человека в «ненезначительном» состоянии, когда он не считается нарушением. (В подкомментарии слово «не-незначительное» объясняется как «нормальное»). Делая исключение для событий, происходящих во время сна монаха, Будда утверждает, что, даже если в это время имелось намерение вызвать семяизвержение, оно не считается нарушением.

Однако в комментарии говорится, что если монах полностью просыпается во время поллюции, он должен лежать без движения и быть чрезвычайно осторожным, чтобы не сделать движение, которое можно считать фактором усилия в этом правиле. Если процесс дошёл то точки невозвращения и семяизвержение происходит само по себе, монаху не засчитывается нарушения вне зависимости от того, получил он удовольствие или нет. В комментарии приводится цитата из одного из древних сингальских комментариев по имени «Курунди», на котором он сам основан. Там говорится, что если монах просыпается во время поллюции и берётся за свой член, дабы сперма не испачкала одежду или постельное бельё, нарушение ему не засчитывается. Однако, два вышеприведённых эпизода из комментария, где упоминаются поллюции, свидетельствуют о том, что если поллюция происходит после того, как монах приложил совершенно умышленное усилие, дабы спровоцировать его, и после этого уснул, ему будет засчитано полное нарушение этого правила, если усилие и намерение не было отчётливо остановлено ясной переменой в уме, когда он ещё находился в состоянии бодрствования. Причина в том, что в случае, когда перемены в уме не было, можно считать присутствующими все три фактора: непоколебимое решение вызвать семяизвержение, осознанное усилие на основе этого решение и само семяизвержение как результат. Был ли монах в сознании, когда оно произошло или нет — не имеет значения.

Резюме: Намеренно вызвать у себя семяизвержение или осуществить у себя семяизвержение с чужой помощью является нарушением класса «сангхадисеса», за исключением происходящего во время сновидения.