Тинн-Тинн

Доктор Тинн Тинн — бирманский врач, ставшая художником и учителем Дхаммы. Она мать двоих детей и в настоящее время живет в Скарсдейле, штат Нью-Йорк. В 1978 году она опубликовала на бирманском языке книгу о своем опыте буддийской медитации. Она является автором многих статей по буддизму, детскому образованию и вопросам здравоохранения, опубликованных в Таиланде и Мьянме. 

Самый ценный товар в нашей повседневной жизни — время, а жизнь бывает настолько сложна, что найти чувство равновесия и здравомыслия порой кажется наиважнейшей проблемой. Основной фокус Доктора Тинн Тинн установлен на обретении духовного прозрения через сохранение живой внимательности в разгар нашей занятой повседневной жизни.

«Когда я впервые посетил небольшую Дхамма группу Тинн Тинн в Бангкоке, я был новичком в буддизме. Тинн Тинн открыла дверь своего дома и встретила меня теплым взглядом и заразительным смехом. Несколько её друзей присоединились к нам и начали задавать ей вопросы о буддизме. Улыбаясь, она отвечала на них небрежно, часто используя истории из своей жизни. 

С годами группа росла. Друзья приглашали своих друзей. Тинн Тинн предложила более структурированные занятия. Мы буквально сидели у её ног, пока она читала лекцию, рисовала диаграммы и объясняла палийские термины. После обеда, наполненного смехом и разговорами, мы снова встречались для оживленных дискуссий. Кто-то попросил разъяснить что-то. Дискуссия вращалась вокруг «Как я могу применить это в своей жизни? Как это поможет мне быть внимательным с моими маленькими малышами? Как я могу практиковать невозмутимость с моими непослушными подростками? Как я могу поделиться этим с незнающим ничего о Буддизме супругом? Как я могу быть более сострадательным к нуждающемуся другу?»

Тинн-Тинн объясняла аккуратными словами и мягким голосом. Вместо того чтобы предлагать конкретное решение вопроса, она обычно просила взглянуть на проблему через призму Учения Будды. Спрашивающий возвращался домой и пытался «остановиться», «посмотреть» и «отпустить» — такова была наша практика — иди домой и попробуй. 

С годами мы стали настоящей группой поддержки, но с некоторыми отличиями. Дхамма двигала нас вперед в нашей жизни, она объединяла нас вместе. Это не всегда было легко. Мы все были разными, по крайней мере, так нам казалось вначале. Мы приехали из многих стран: Бирмы, Таиланда, Шри-Ланки, Мексики, Швейцарии, России и США. Мы были эклектичной смесью религиозных традиций: буддистов, католиков, протестантов, евреев, мусульман и атеистов. В группу приходили разные люди: преданные, интеллектуальные, артистические, устремленные вовне и созерцательные. В каком-то смысле мы говорили на разных языках: логики и интеллектуалы оставляли преданных людей равнодушными; люди с драматическими озарениями волновали обладающих более сдержанным характером. Иногда на собраниях летели искры. Но Тинн Тинн своим юмором и проницательным знанием осаживала эти ситуации. Социальные взаимодействия внутри самой группы также стали частью нашей практики. 

Сделав следующий шаг, Тинн Тинн начала общаться с каждым из нас индивидуально. Она, пункт за пунктом, отвечала жарким спорящим интеллектуалам. Она призывала художников восхищаться красотой настоящего момента. Взращивая естественные склонности каждого человека, она поощряла его раскрыться и расцвести. Крайне чувствительно к нуждам каждого человека, Тинн Тинн стремилась сбалансировать нашу жесткую обусловленность. Она подталкивала ленивых, шокировала высокомерных и ослабляла навязчивых, при этом открывая много различных путей к пониманию. 

Постепенно каждый из нас смягчился к уровню настоящего буддизма. Мы обнаружили, что теперь больше улыбаемся, больше смеёмся и больше любим. Мы притормозили и увидели вещи такими, какие они есть. 

Недавно Тинн-Тинн переехала в Соединенные Штаты; новые друзья собираются вокруг неё, стремясь изучать Дхамму и применять её в своей повседневной жизни. Бангкокская группа продолжает свою работу. Те из нас, кто был в первоначальной группе, остаются друзьями и продолжают практиковать, хотя нас иногда разделяют годы и мили. Несмотря на наши различия, мы обнаружили, что у нас есть постоянная общая приверженность жизни в Дхамме и постоянная любовь к этой женщине, показавшей нам, что это возможно сделать.»

Пэм Тейлор

 

«Десять лет назад, когда наша небольшая группа начала собираться в Бангкоке, я была вдохновлена идеей написать о многих возникавших в ней вопросах. Статьи, собранные в этой книге, вышли из этих многочисленных дискуссий нашей группы. Когда я писала, я давала их читать своим Дхамма друзьям, чтобы помочь им понять точку зрения Учения Будды и поощрить их в своих духовных поисках. 

Я писала статьи, чтобы побудить практиков обучаться медитации в повседневной жизни. В этом смысле статьи представлены как «практическое» учебное пособие. Хотя я обсуждаю медитацию в целом, основное внимание уделяется тому, как Дхамма приводит нас к спонтанной, здоровой и творческой жизни. 

Эта книга предназначена в первую очередь для начинающих медитировать. Я скупо использовала теорию и палийские термины. Акцент делается на процессе проникновения в природу ума. Моя цель при представлении статей — помочь стремящемуся построить прочную основу для внимательности, как образа жизни, а не как практики, отделенной от повседневности. Для тех, кто практикует медитацию формальным способом, этот подход может помочь включить свою практику осознанности в повседневный опыт. Процесс осознанности тот же самый, за исключением одного важного аспекта: вместо того, чтобы сидеть, закрывать глаза и наблюдая за умом, практика выполняется, во время повседневных дел. 

Мои наставники — это монахи Тхеравады из Бирмы Саядо у Эйндасара из Рангуна и Саядо У Автада из Хензады. Они учат Дхамме очень неортодоксальным и динамичным способом, уклоняясь от акцента на традиционной форме медитации «сидя» и вместо этого делают упор на «смотрении внутрь себя и практике осознанности в повседневной жизни». Меня очень привлек этот подход из-за его простоты, прямоты и практичности в повседневной жизни. 

Незадолго до встречи со своими учителями в 1973 году я недолго медитировала в традиционном стиле, сидя в медитационном центре Махаси в Рангуне с покойным Саядо у Заваной. После нескольких сеансов я начала осознавать, что автоматически осознаю свои чувства в повседневной жизни и становлюсь намного спокойнее даже без формального «сидения в медитации». Я обнаружила, что как только я сосредотачиваюсь на своих чувствах, они очень быстро исчезают. Затем, от нескольких близких друзей в Дхамме, я узнала о методе практики по обретению спокойствия ума моих учителей: остановится и глядеть на ум, момент за моментом, в повседневной жизни и применять это как форму медитативной практики. Меня сразу же потянуло к этому стилю обучения, поскольку я переживала именно то, чему обучали эти учителя. 

Когда я познакомилась со своими учителями, меня поразила глубокая мудрость Саядо и их новаторский стиль преподавания. Их либеральная интерпретация буддизма Тхеравады редко встречается в традиционной, буддийской Мьянме. Их учения могут звучать подобно учениям Кришнамурти в попытке склонить ум от обусловленности к его предельной свободе. Но что поражает в подходе Саядо, так это то, что они предоставляют средство для помощи родственникам и открытия им учения о достижения прозрения. Они также исключительно искусны в практическом обучении, подобном прямой передаче в традиции Дзен. Возможно, именно поэтому моя книга может показаться некоторым объединением буддизма Тхеравады, Кришнамурти и Дзен. Мои учителя не получили западного образования и узнали о Кришнамурти и Дзен только тогда, когда мы, их ученики, познакомили их с их учениями. Весьма интересно наблюдать невероятное слияние таких, казалось бы, различных подходов к духовной истине. 

Меня часто спрашивают, какими были мои учителя. На самом деле, это невероятная пара. Саядо у Эйндасара — самоуглубленный мистик и поэт, является более тихим в этой паре. Мы с любовью называем его «Смеющийся Будда». Он редко появляется с беседами на публике, но проявляет необычайную энергию в работе со своими учениками. Саядо У Автада блестящий и сообразительный. Мы называли его «бирманским мастером Дзен» в знак признания его Дзен-подобной способности завязывать своих учеников в узлы и выталкивать их за пределы интеллекта. Эти учителя притягивают сравнение с Кришнамурти в том, что они живут очень простой жизнью, не ища последователей, не создавая никаких учреждений или организаций и держась подальше от рекламы и славы. Они всё ещё живут и учат в пределах монашества, но сохраняют целостность и открытость, редко встречающиеся в буддийской Азии. 

Мне посчастливилось близко учиться у этих двух замечательных учителей, и я с любовью и благодарностью вспоминаю время, проведенное с ними. Они думали, что я немного хитра, так как постоянно привожу людей из всех слоев общества, чтобы они могли непосредственно ознакомиться с их Учением. Благодаря таким близким встречам я теперь имею привилегию делиться своим опытом с членами моих групп Дхаммы, а также, через эту книгу, со многими другими. Перед этими двумя учителями я преклоняюсь в глубоком почтении. Я также склоняюсь перед моим гуру, Шве-бью Бьюн Саядау, за его добрую поддержку в написании этой книги и моей работы в Дхамме на Западе.»

Тинн-Тинн