Сайя Тхетджи (1873-1945)


Сайя Тхетджи родился в бирманской деревушке Паяубведжи, в восьми милях к югу от Рангуна, 27 июня 1873 года. Ему дали имя Маун По Тхет. Отец умер, когда ему было десять, и мать в одиночку выращивала четырёх детей — его, двух его братьев и сестру. Поскольку Тхетджи нужно было помогать семье, он получил минимальное школьное образование в 6 классов. В 14 лет он работал, таская повозки с рисом, и отдавал всю свою зарплату матери. В 16 он женился на одной из трёх дочерей преуспевающего фермера и у них родились дочка и сын.

У Сайи Тхетджи в детстве не было возможности стать саманерой (младшим монахом), что в те времена являлось важной, хоть и распространённой практикой в Бирме. Однако позже, когда его племяннику исполнилось 12 лет, он получил пострижение в саманеры, а после — и в бхиккху.

Когда ему было 23, он обучался медитации анапанасати у учителя-мирянина — Сайя Ньюнта, и практиковал её семь лет. Семья Тхетджи проживала достаточно благополучно и мирно, до тех пор, пока деревню не охватила эпидемия холеры в 1903-ем. Многие его родственники, включая его собственного сына, умерли. Это так глубоко затронуло Тхеджи, что он не мог найти спасения от депрессии. В отчаянии он отпросился у жены и родственников и ушёл из деревни в поисках «бессмертия».

В сопровождении друга — У Ньё, Тхеджи путешествовал по всей Бирме, практикуя затворничество в горах и лесных монастырях, обучаясь у различных учителей, и мирян, и монахов. Один из учителей посоветовал ему отправиться на север, к Достопочтенному Леди Саядо. Тхетджи обучался у Леди Саядо семь лет, а жена и невестка посылали ему деньги в качестве поддержки, поскольку фермерские дела у них шли достаточно хорошо.

Через 7 лет, вместе с У Ньё, он вернулся в родную деревню, но не стал вести прежнюю домохозяйскую жизнь. Леди Саядо советовал ему усердно работать над развитием самадхи и мудрости, так чтобы он сам потом мог обучать медитации других. Поэтому они поселились в гостевой зале, которую стали использовать как зал для Дхаммы. Там они постоянно медитировали. Одна из соседок готовила им еду, пока они практиковали в затворничестве.

Тхетджи жил так в течение года и быстро совершенствовался в медитации. В конце этого затворничества он понял, что ему нужен совет учителя, но тот был достаточно далеко, поэтому Тхетджи обратился к тем книгам, которые написал Леди Саядо.

Жена была очень недовольна такой жизнью мужа, и даже хотела подать на развод. Тхетджи объяснял ей, что теперь живёт в соответствии с 8 обетами мирянина и что отныне их отношения могут быть только такие, как у брата и сестры. Со временем она согласилась, и стала продолжать помогать ему вместе с невесткой. Он был неимоверно им благодарен и сказал, что за эту щедрость он может заплатить только лекциями по Дхамме. Другие родственники и жители деревни поначалу думали, что он обезумел от горя и ведёт затворнический образ жизни, поскольку сошёл с ума. Однако после того, как он начал давать лекции, они увидели, что он действительно изменился, и в самом деле живёт в соответствии с Дхаммой.

Вскоре его стали просить обучать медитации, и он собрал свою первую группу в 15 человек в 1914-ом, когда ему был 41 год. В том зале, где он жил, он стал давать лекции по Дхамме и медитации. Люди не могли поверить, как он мог давать такие глубокие лекции, не имея теоретических познаний в Дхамме.

В 1915-ом Тхетджи взял жену и её сестру, а также ещё нескольких родственников, чтобы отправиться на север и поклониться Дост. Леди Саядо — его учителю, которому тогда было уже почти 70 лет. Тхетджи рассказал учителю о своих достижениях в медитации и тот был очень доволен. На следующий день Леди Саядо созвал монахов и сказал, что этот мирянин теперь может обучать медитации не хуже его самого. Тхетджи обучал медитации порядка 25 монахов, которые хорошо знали древние тексты. В этот момент он стал известен как Сайя Тхетджи (Сайя означает «учитель»).

После возвращения домой, всё больше и больше людей стало приходить к Сайя Тхетджи, и его репутация как учителя медитации продолжала распространяться. Он учил всех — и малограмотных фермеров, и рабочих, и тех, кто хорошо знал древние тексты. Деревня находилась неподалёку от столицы Бирмы, а потому здесь вскоре появились и городские жители, как У Ба Кхин.

Медитационный центр Тхетджи продолжал набирать популярность, и с течением нескольких лет количество занимающихся учеников дошло до 200 человек, включая монахов. Места не хватало, а потому более продвинутые ученики практиковали медитацию у себя дома.

Тхетджи жил в одиночестве и тишине и ел один раз в день. Как и монахи, он никогда не обсуждал собственные достижения в медитации. Если его спрашивали, он никогда не отвечал, до какой ступени ему — или его ученикам — удалось дойти, хотя многие считали, что он достиг уровня анагамина, предпоследней стадии просветления и потому многие его называли Анагам Сайя Тхетджи.

Поскольку учителей-мирян в то время было очень мало, Сайя Тхетджи встречался с некоторыми проблемами, которых не было у монахов. Его критиковали за то, что он не знал буддийских писаний. Сам он не обращал внимания на эту критику и показывал, что результаты практики говорят сами за себя.

30 лет он обучал медитации всех, кто к нему приходил, помогая им советами от своего опыта и используя в качестве инструкций книги Леди Саядо. Когда ему было 72, его жена уже умерла, невестку охватил паралич, да и его здоровье оставляло желать лучшего. Он раздал всё своё имущество родственникам, оставив 50 акров рисовых полей и 20 водяных буйволов для поддержания зала Дхаммы. Эту работу он поручил тем, кто хотел ему чем-то помочь.

Вскоре он переехал в Рангун для прохождения лечения, а также чтобы посетить своих учеников в столице. Там он сообщил, что вскоре умрёт в Рангуне, и что будет кремирован в месте, где ещё ни разу не проходила кремация. Также он сказал, что его останки не должны храниться в святых местах, поскольку он ещё не полностью свободен от загрязнений, что он ещё не архат.

Он наставлял всех быть прилежными в практике, уважать всех монахов и монахинь, следить за телом, речью и умом, и отдавать дань уважения Будде во всех своих делах.

В свои последние дни Сайя Тхетджи обычно ходил медитировать на пагоду Шведагон. Каждую ночь он сидел, вместе с примерно 50 своими учениками, в медитации. Во время этих медитаций он не произносил ни слова, а молча медитировал.

Одним вечером, примерно в 10 часов, во время одной из таких групповых медитаций, он медитировал лёжа на спине, и его дыхание внезапно стало громким и глубоким. Затем оно становилось всё более спокойным и протяжённым и казалось, что каждый вдох и выдох занимает по пять минут. После трёх таких дыханий, вдохи и выдохи прекратились и Сайя Тхетджи умёр.

Его тело кремировали на северной стороне пагоды Шведагон.