Так кто же, черт возьми, такой Дэниел М. Ингрэм?
(глава из книги)

перевод — Леша Тэль
редактор — Ксения Тэль
источник — Тхеравада.рф

 

Я думаю, что если я буду разглагольствовать о том, что большинство учителей Дхармы не выполняют свою работу по четкому изложению того, что они знают, чему учат и т. д. тогда мне нужно постараться самому не лицемеря ответить на некоторые вопросы.

Вот биография меня Учителя, которую я бы написал в брошюре ритритного центра: «Дэниел — двойной Водолей из Северной Каролины, который предпочитает, чтобы его называли «Дхарма Дэн», «чувак» или просто » уважаемый Архимистик, сэр». Его любимый фильм — «Поднимая Аризону». Шутка!
Давайте попробуем еще раз: «Дэниел — экстравертный Gen X интеллектуал. Он
известен своим ярко выражаемым энтузиазмом, хлопаньем губами, грандиозностью, эксцентричностью, а также своими призывами к людям обратить внимание на себя и свои теневые стороны независимо от того, полезно это будет для них или нет. Он Архат и обладает мастерством в достижении основных состояниях концентрации ума от первой Джханы до Ниродха Самапатти, включая Джханы чистой земли. Он также обладает солидными знаниями Буддийской теории и текстов, и в силу понимания этих трех областей знания считает себя квалифицированным Учителем. Он также был уполномочен и рекомендован к преподаванию настоятелем традиции Махаси Саядо. Когда речь заходит о практиках Прозрения, его стандарты настолько высоки, требовательны и бескомпромиссны, что только те, кто действительно предан практике, могут найти их весьма полезными. С другой стороны, он твердо верит, что если люди просто практикуют основные техники, рекомендованные Буддой, они могут достичь успеха — состояния пробуждения. Он — один из тех редких Учителей, которые прямо говорят о Прозрении и отвечают почти на любой вопрос о практике Дхармы, не прибегая к условностям, ничего не скрывая и не разбавляя. Даниэл является твердолобым поклонником Махаси Саядо, хотя он счастлив, видя людей, пытающихся овладеть какой-либо из великих мистических традиций мира, и поэтому считает себя панмистическим евангелистом.

Он также хронический любитель карт и помешан на технике, потому что они весьма ему пригодились. Он не претендует на какие-то особые знания о том, как умело жить в обычном мире, но обнаружил, что позитивное отношение, не претенциозная доброта и чувство юмора помогут вам в долгом пути. Если вы воображаете, что хотите ворваться в какую-либо жесткую практику, но на самом деле просто ищете папу, психиатра, социального работника или кого-то, кто поможет вам поддержать вашу самооценку, Даниэл, на этой стадии вашего развития, будет не лучшим для этого человеком. Он считает себя одним из крутых ковбоев Дхармы и предпочитает компанию похожих людей или по крайней мере тех, кто стремится быть такими.»

Я хочу, нет, я очень хочу, чтобы любой другой Учитель был так же честен, когда будет писаться их следующая биография. Еще несколько вещей: я пересек Возникновение и Исчезновение, когда мне было около 15 лет, и делал это еще около 4 раз в течение следующих 10 лет без формальной практики, техники или руководства. Я достиг Входа-в-поток в конце первой недели моего четвертого ритрита 13 января 1996 года в Бодхгае, Индия, в тайском монастыре. Я также пресек второе Возникновение и Исчезновение в этом же отступлении. Затем достиг следующего пути в повседневной жизни, работая на национальной горячей линии по СПИДу с ЦКЗ в июле 1996 года. Тогда я просто болтался в комнате отдыха. Следующего Пути и Плода я достиг к концу 1996 года, также в повседневной жизни, после ритрита за несколько недель до того, как пресек Возникновение и Исчезновение этого цикла. Я достиг Ниродха Самапатти через месяц, но мне потребовалось бы еще несколько лет, чтобы действительно слить воедино жесткие Саматха-джханы и бесформенные Джханы, чтобы получить к ним доступ на ритрите.

Я был Анагами в течение почти 7 лет, проходя цикл за циклом постепенного понимания пустоты всех явлений, с моим подсчетом того, что ощущалось как этапы перехода на новый Путь, которых было около 27. За это время я написал большую часть этой книги. Я также получил двухлетнюю степень магистра наук в области общественного здравоохранения по эпидемиологии инфекционных заболеваний в университете Чапел-Хилл, а потом там же закончил медицинскую школу.

Затем, 17 апреля 2003 года, на 21-дневном ретрите в малайзийском Буддийском медитационном центре между обучением в медицинской школе и учебой в ординатуре, я достиг Архатства. Это случилось чудесным весенним утром, когда я практиковал медитацию при ходьбе. Я был сыт по горло циклами своих прозрений и глубоко вдохновлен настойчивым и мягким наставлением моего Учителя, Саядо У Пандита — просто видеть все насквозь, как это делал он. Его спокойная улыбка, казалось, говорила: «Ты можешь это сделать. Ну же! Уже со дня на день.» Всегда, когда только можете, находитесь в компании Архатов. Во всяком случае, таков мой вам совет.

Я твердо решил, что не пропущу никаких ощущений нигде во всем широком спектре своих чувств проходящих через фокус внимательности, пока четко их не осознаю. Так это и происходило в течение каждой секунды каждого дня. Это очень высокий стандарт практики, но, как ни странно, у меня получилось очень близко к нему приблизиться. И этого было достаточно, чтобы примерно через неделю, практикуя около 20 часов в день, провернуть мое дельце. Я помню, как достиг Плода, и через несколько секунд отметил что-то о входе в него и изменении восприятия после его реализации. Затем внезапно узел восприятия раскрылся и — все казалось не изменилось, но все же взгляд на это стал абсолютно другим. Моя проблема в практике Випассаны, как только я стабилизировался в этом Понимании, была полностью решена.

Я почти не преподавал в предыдущие 6 лет, так как потратил большую часть своего скудного свободного времени на практику, но через несколько дней после того, как увидел своего Учителя, то рассказал ему, что подумываю преподавать. Он бросил на меня нехарактерно острый взгляд и сказал властным и повелительным голосом: «Хорошо.»

С тех пор я узнал много полезного и интересного, но это видение сути всего было самым основополагающим из всего этого. Огромные благодарности всем и каждому, кто сделал все это возможным: от людей, которые учили Будду, до тех, кто распространяет его Учение сегодня; от людей, которые готовили пищу в медитационных центрах, где я останавливался, до ростовщических кредитных компаний, которые давали мне деньги, чтобы продолжать ритриты. И за все остальное в этом огромном мире, что сделало этот опыт возможным — спасибо, спасибо, спасибо!

В дополнение к моим успехам, я чувствовал себя очень комфортно, когда описывал многие способы, которыми можно испортить духовный путь, потому, что сам делал это или потому, что один или несколько моих уважаемых товарищей по Дхарме делали это, либо, чаще всего, по обеим причинам. Я не могу сказать вам, сколько глупостей я думал, говорил и делал на пути, в отчаянной погоне за чем-то, что было здесь всегда. Я продолжаю совершать бесчисленные ошибки, пытаясь распространять Дхарму и жить своей жизнью. Единственное состояние, уровень или достижение, которое я описываю базируясь на теории, а не на личном опыте, — это состояние Будды.

Для этой информации существует несколько видов практического применения. Будет так же полезно сказать, что я совершил бесчисленное множество ошибок на своем духовном пути, чтобы это могло опровергнуть ваше бесполезное представление о том, что я «святее вас», а также опровергнуть мнение людей о том, что они единственные, кто совершает многочисленные ошибки на духовном пути. Надеюсь, в этом нет необходимости. Как однажды сказал один мудрый человек: «Жизнь мастера дзэн — это одна сплошная ошибка». Это в равной степени относится ко всем нам.

Я чувствую, что самый важный положительный результат, который может возникнуть из моего утверждения: «Я знаю то, о чем пишу» — это шанс, что вы поймете, что необыкновенные вещи могут быть поняты и достигнуты обычными людьми, такими как я и вы.

Я достиг этого, работая, находясь в отношениях и продолжая учебу в аспирантуре. Я осуществлял это находясь на несколько-недельных ритритах, проходящих в разных местах, и большим количеством ежедневной практики. Мое общее время ритрита от начала практики до Архатства составило около 8 месяцев, а самая долгая сессия — 27 дней. Я пытаюсь подчеркнуть, что эти техники и практики являются мощными и эффективными для тех, кто тратит свое время, чтобы их практиковать. Если я смогу передать вам чувство, что это правда, продолжая повторять о том, что «я» достиг, то это будет весьма полезно.

Другим возможным положительным результатом будет ощущение, которое может возникнуть у некоторых людей, что это не мертвая и основанная на теории традиция, которая просто переосмыслила полумифическую славу давно умерших гуру и древних писаний, а живая традиция, имеющая ценность в наше время. Последним полезным моментом, будет то, что это может помочь вернуть понимание настоящей духовности для тех людей, кто совершенно очевидно не постиг ничего даже близкого к самосовершенствованию, при этом говоря: «Я овладел основами учения Будды.» Я вполне готов выглядеть смешным и великим, если есть хоть какой-то шанс, что это будет способствовать пониманию, хотя я осознаю, что это может легко привести и к обратному результату.Внимательно исследуйте различия и сходства уверенности, высокомерия и предоставления другим возможности осознать, что они тоже могут достичь того же результата.

Слово — мудрецу: «Не верь ни мне, ни кому-либо другому! Просто попробуйте — пришло время проверить это на собственном непосредственном опыте.»
Я легко могу обманывать себя, вас или нас обоих во многих аспектах и по самым разным причинам — от невинных до злых. Безусловно, существует хорошо развитая и древняя традиция достижения Просветления. Однако «мои» достижения не должны иметь для вас такого уж большого значения, поскольку единственное понимание, которое действительно поможет вам — ваше собственное.

Мой личный опыт взаимодействия с «психическими силами ума» еще не слишком велик.

Я обнаружил, что если я постоянно спрашиваю тех, кто говорит со мной о практике Дхармы: «Чего вы на самом деле хотите и почему? Что вы готовы сделать, чтобы это обрести?» Я обычно прихожу к выводу, что их на самом деле не интересуют вещи, которые интересуют меня (то есть вещи, упомянутые в этой книге), и таким образом я могу переводить разговор на другие темы и избежать потери своего времени. Те немногие, кто разделяет некоторые из моих интересов, являются моими дорогими товарищами в том, что я называю подпольем Дхармы, и за это я им чрезвычайно благодарен.

Но довольно обо мне, позвольте мне рассказать вам о своей книге! Я думаю, что я на протяжении всей этой работы очень ясно выразил свое «скромное» мнение по широкому кругу разных вопросов. По правде говоря, иногда я брал в руки эту книгу и думал: «Боже мой! Боже милостивый, какое резкое высказывание. Какая огромная куча догм, ложной уверенности, претенциозности и моих собственных невротических прибабахов. Мне жаль бедных, невинных и патологически милых, доминирующих, ритуало-привязанных, бесправных буддистов, которым настолько не повезло, что они нашли это все и просто засунули в свои мягкие и дряблые зады, что не принесло им никакого полезного эффекта.»

Иногда же я брал книгу в руки и думал «Ого, это действительно та книга, которую, я жалею, что не прочел много лет назад, когда решил по-настоящему взяться за практику. Тогда мне было бы чрезвычайно полезно знать такие подробности о медитации высокого уровня, изложенные так ясно, с таким количеством развеянной мистики, такой честностью о том, что есть Путь, и чем он не является.
Какая радость, что есть книги, которые передают такой восторженный и вдохновляющий взгляд на практику. Может быть, найдется несколько человек, которых просто нужно было немного подтолкнуть, чтобы они полностью реализовали свой потенциал великих и могущественных медитаторов. Было бы здорово, если бы я нашел способ передать им эту книгу.» Я надеюсь, что у вас были оба типа подобных реакций, так как я думаю, что обе эти точки зрения имеют место быть.

Вот два интересных практических вопроса для вас: «Кто вы в прямом эмпирическом смысле?» и «Кто это переживает?» Ответьте на них, и вы узнаете все непосредственно на личном опыте. Первая и последняя работа любого, кто учит медитации, должна состоять в том, чтобы сделать себя ненужным для своих учеников. Эта книга — лучшее, что я смог придумать, чтобы помочь вам в этом, так как старался изо всех сил, набить ее всем полезным, что я только знаю.