ВЕРА В ВЕЧНОСТЬ И БУДДИЗМ

Дост. Махаси Саядо

Пер. с англ.: Цветкова Павла 
Источник: dhammaeverywhere.ru


(избранные отрывки)

Согласно буддизму, когда человек умирает, он вновь рождается в другом месте, которое обусловлено его каммой. Это поднимает вопрос, является ли буддийская теория перерождения тем же самым, что и вера в вечность, однако учение Будды находится в стороне от идеи неизменной личности. Буддизм отрицает существование такой личности и признает только процесс, включающий непрерывное возникновение и исчезновение ментальных и физических феноменов. Когда сознание перерождения прекращается, то возникает так называемое сознание жизненного потока (bhavanga-citta), которое также находится в состоянии непрерывного исчезновения. Вместе с сознанием жизненного потока, постоянно меняющимся, возникает сознание, которое связано с внешней формой, звуками, и т.д., и это сознание следует за сознанием глаза, сознанием уха и т.д. Когда оно прекращается, то его заменяет сознание жизненного потока.

Таким образом, поочередно текут два потока – bhavanga-citta и обычное сознание. В момент смерти прекращается «смертное» сознание (cuti-citta), последний момент жизненного потока. Прекращение cuti-citta называют смертью, потому что процесс ума и материи прекращается без возникновения какого-либо нового сознания*.

Немедленно после прекращения «смертного» сознания, возникает сознание перерождения, обусловленное каммой. Это сознание перерождения отмечает начало нового существования. Из этого следует, что перерождение не имеет отношения к существованию личности или переходу ума и материи из предыдущей жизни в новую. С прекращением этого нового сознания, возникает другой непрерывный жизненного поток, как и в предыдущем существовании. Мы считаем этот поток ума и материи некой индивидуальностью, но он лишен как души, так и индивидуальности. Тот, кто практикует медитацию прозрения, способны постичь данный факт.

Буддизм не проповедует этернализм, но учит, что страстное желание приводит к перерождению. Когда практикующий достигает арахатства, то он полностью избавляется от жажды и других омрачений. У арахата нет привязанности к чувственным объектам, даже на грани смерти, поэтому новый поток ума и материи не создается. Тем не менее, из этого не следует, что буддизм учит аннигиляции (ucchedavāda), поскольку такое представление предполагает наличие личности, которая является субъектом опыта, хорошего или плохого. Буддизм отвергает идею личности и признает только то, что есть процесс ума и материи. Со смертью арахата угасает не личность, а именно этот процесс. Такое прекращение происходит посредством медитации прозрения, которая обеспечивает окончание жажды к продолжению жизни.