Сосредоточен и безмятежен —
Руководство для медитаторов по состояниям глубокого наслаждения, покоя и ясности.
Шейла Катерин

источник — тхеравада.рф
перевел — Леша Тэль
редактор — Ксения Тэль

Содержание

 

Благодарности


Эта книга возникла главным образом из моего личного опыта во время десятимесячного медитативного ретрита в лесном
центре общества медитации Инсайта в Барре, штат Массачусетс. Однако в этой книге мало что можно приписать только мне. Уроки, истории, техники и учения, содержащиеся в этой книге, являются отражением целой линии щедрости и великодушия, которая простирается далеко за пределы моего личного исследования. Содержание книги отражает влияние многих учителей, которые делились своей мудростью и провели меня через многочисленные сложности, когда я изо всех сил старалась развивать свой ум и понять природу всего в этом мире. Самое примечательное, что непоколебимая поддержка Кристофера Титмуса на протяжении более чем двадцати лет заставляла меня доверять освобождающему потенциалу учения Будды, даже когда оно казалось неэффективным, неудобным и непопулярным. Мой гуру, покойный Х. У. Л. Пунджа, показавший мне глубину вневременной и чистой ясности. Хотя после его смерти и прошло почти десять лет, его учения продолжают служить мне компасом к истине. Я высоко ценю самоотверженность многих учителей лесного центра, которые помогали мне в течение четырнадцати месяцев моей практики по развитию джханы, особенно Миошина Келли, Джозефа Гольдштейна, Амиту Эми Шмидт, Сару Доринг, Мишеля Макдональда, достопочтенного Па-Аук Саядо и достопочтенного У Джагару.

Я благодарна всем своим учителям, каждый из которых открывал мне свое понимание на разных этапах моего пути, предоставляя вызовы для преодоления или вдохновляющие ободрения, поддерживающие мою практику в течение многих лет ее становления и опосредованно и эту книгу. Я благодарна сообществу медитации прозрения Саут-Бей в Маунтин-Вью, штат Калифорния, и многим людям, чья щедрость позволила мне провести год в тишине и уединении.

Поддержка такого количества друзей и знакомых дало мне источник энергии, который помогал пережить наиболее трудные моменты ритрита и поддерживал  на протяжении написания и исправления черновиков этой книги. С глубокой благодарностью за их щедрость и поддержку я упоминаю: Бетси Карри, Чейд-Менг Тана, Лиэнн Бьелле, Гленна Смита, Вудса Шемейкера, Адама Винклера, Микаэлу и Крейга Барнса, Нэнси Холт, Рейчел Белаш, Рона Пейсли, Грега Макдональда, Майкла Уайлдинга, Ширли Квок, Стива и Шери Габер, Джека Эрвина, Джанет Тейлор, Стива и Шерил Гаснер, Эди Янга, Дрю Оман, Эда Хэртела, Дуга Слэйки, Кристину Дэвис, Джима Джоунса, Джима Подольске, Мэри Рой, Морин о’Брайан, Дуга Форхенда, семью Фарра, Майкла Чоя, Гордона Митчелла, Уайнетт Ричардс, Джоан Митчелл, Линду Рохачек, Ричарда Сиверса, Эллен и Дэвид Шугарменов, Фреда Германа, Лизу Гриннелл, Джона Висколи, Мишель Даунс, Мэрил Лэнди, Сьюзен Этвуд-Стоун, Зину Дэниелс, Линду Друкер, Сандру Хан, Брайана Буша, Кейт Слейден, Элизабет Ромеро, Мэриджо Уайтмен, Марка Грейвса, Лоуренса Тарпа, Сью Лакстед, Барбару Байрон, Лидию Сукки, Сан-Хосе Сангха, Арлин Нудлман, Сюзанну Крайдер, Бобби и Пэт Калбертов, Эллен Миллер, Клива и Диану Пардью, Пэта Уайта, Лору Крэбб, Уинифред Хегарти, Людей Цвета Сангхи в Альбукерке, Майка Купфера, Лоис Герчман, Морина Кристина, Джерри Паркса, Билла Бухгольц, Барбару Вана, Алексия Трухильо, Смита Джоши, Натана Уильямса, Джоан Грейнджер, Дебору Хилл, Джорджа Шредера, Кэссиди Трэгер, Эда Моргана и Мишель Гудман.

Передача своего внутреннего медитативного опыта в практическое пособие требовала помощи многих друзей и редакторов. Несколько друзей помогли мне в процессе написания, перечитывая мои ранние черновики и внося различные предложения. Эта книга не могла бы быть написана без вдумчивых размышлений и постоянного поощрения со стороны Пэта Макклелланда, Терри Фарра, Лилы Кейт Уилер, Гленна Смита, Коэлла Бодхи, Дианы Иден, Керен Арбел, Стивена Фулдера, Шарон Смолл, Амиты Эми Шмидт и Ли Брэсингтона, а также вклада Барри Бойса, чье умелое редактирование позволило создать ее окончательный вариант. Я особенно благодарна издательству Wisdom Publications и моему редактору Джошу Бартоку. Видение и энтузиазм Джоша воплотили этот проект в жизнь, в то время как его многочисленные полезные предложения и точные исправления прояснили многие тонкие моменты текста.

Книги создаются благодаря труду бесчисленных невидимых людей, я глубоко ценю команду издательства Wisdom Publications за их полную приверженность этому проекту. И наконец, действительно существенная и всепроникающая поддержка может стать самой трудной для понимания. Любовь моей семьи всегда присутствует как фон для того, кто я есть и что я делаю в этом мире. Моя мать Елизавета Тромович, моя сестра Лиза Тромович и мой брат Филипп Тромович оказали мне величайшую из всех форм поддержки — свое неизменное доверие, интерес и любовь. Даже когда мои исследования привлекли меня в сферу незнакомых религий и разделяли меня с ними в течение длительных периодов молчаливого уединения, я чувствовала присутствие безграничной любви своей семьи. Это сокровище и благословение, которое я не могу измерить или вернуть.

 

Вступление

Сидя в тени розовой яблони, молодой Сиддхартха Готама (которого мы позже узнаем как Будду) спонтанно вошел в состояние глубокой сосредоточенности, удовлетворенности и легкости. Много позже, после его интенсивного обучения у двух мастеров медитации и практики строжайшего аскетизма, он вспомнил этот безмятежный момент из своей юности. Так, истощенный долгими годами сурового поста, Сиддхартха Готама был поражен этим воспоминанием. Поразмыслив некоторое время, он решил развивать эти приятные состояния как средство пробуждения. При этом он использовал мощь собранного разума и превратил обычную практику концентрации в катализатор пробуждения и просветления.

Суровые практики самобичевания по понятным причинам утратили свою актуальность, когда он обучал своих учеников открывать силу счастливого ума.
Эта медитативная технология интенсивного сосредоточения, ведущая к возвышенным состояниям умственного поглощения, известная как джхана, предшествовала Будде, но поскольку он был способен использовать ее в качестве основы для своего просветления, стала важнейшим аспектом его учения. Практика использования джханы как основы для прозрения сохранилась и по сей день. В беседах палийского канона, самых ранних записях учения Будды, термин «концентрация» многократно встречается и преподносится как ключевой метод для достижения внутренней трансформации. На Палийском языке джхана буквально означает «направлять ум» или «медитировать».

Следовательно, этот термин открыт для широкого спектра применений и интерпретаций, и сейчас в мире существует много полемики о том, что он означает. В этой книге практика джханы относится к традиционной последовательности особых состояний поглощения, в которых ум изолирован от воздействия чувственных объектов и объединен с выбранным объектом. В этом состоянии внимание не отвлекается случайными мыслями и не подвержено колебаниям настроения. Здесь в состоянии, когда ум полностью погружается в единый когерентный фокус, в конце концов исчезают даже физические ощущения и звуки.


Джханы — это состояния счастья, которые могут радикально преобразить сердце, изменить ум, наполнить сознание неисчезающей радостью, легкостью и обеспечить вам внутреннее спокойствие, превосходящее любое мыслимое чувственное наслаждение. Джханы — это состояния глубокого покоя, исцеления, омоложения и глубочайшего комфорта, которые создают устойчивую основу для опыта преобразующего прозрения. На протяжении всего развития джханы мы переплетаем успокаивающие аспекты концентрации с исследующими аспектами медитации прозрения. Плод сосредоточения — это свобода сердца и ума.

Эта книга научит и проведет вас через традиционную последовательность восьми уровней медитативного поглощения, которые составляют практику джханы, однако, подробно она расскажет лишь о четырех из них. Хотя джхана — это мощная практика, предназначенная для опытных медитаторов, усердные новички извлекут пользу из стабильности и силы, обеспечиваемых глубокой концентрацией, а опытные медитаторы найдут в практике джханы мощный метод для усиления своего прозрения.

Хотя идея овладения восемью стадиями глубокой концентрации может показаться на первый взгляд пугающей, система джханы легка в развитии, последовательна и удивительно проста. Традиционно эта практика не предназначалась для какого-либо специального типа людей и не ограничивалась монашеским орденом. Во времена Будды ученики-миряне и занятые торговцы время от времени наслаждались благами и радостями джханических состояний. Эти восемь уровней концентрации остаются легко доступными и для современных практиков, пока они могут найти достаточно времени для ритрита, соблюдать этическую чистоту и прилагать сбалансированные усилия.

Не смотря на то, что я включила в книгу довольно много учений, полезных для начинающих, знание собственного ума и определенная легкость в практике осознанности являются предварительными условиями для серьезных занятий по развитию джханы. Тем не менее, я объясню и практику осознанности и то, как она используется, чтобы избежать типичных ловушек в практике джханы.

Эта книга родилась из моего личного опыта во время десятимесячного ритрита, посвященного развитию джханы как основы для прозрения. Хотя я к тому моменту медитировала уже около двадцати лет, до этого ретрита я никогда систематически не использовала эти утонченные уровни сознания для развития прозрения. Методичные приёмы создания доступа к этому состоянию, усиление и поддержание каждого уровня поглощения, а затем применения сосредоточенного ума для прозрения оказали мощное воздействие на мое сознание: оно открыло меня для переживания неослабевающего счастья.

Когда я вышла из ритрита и поделилась некоторыми своими переживаниями с друзьями, то поняла, что личные усилия, достижения и озарения, почерпнутые из этого ритрита, описывают ясный путь развития концентрации и мудрости. В этой книге я хочу предложить серьезным практикам метод достижения глубокого и непоколебимого счастья. Читая ее, некоторые опытные медитирующие обнаружат, что они уже испытывали некоторые джханические факторы (например восторг, счастье и невозмутимость) занимаясь медитативными практиками.

Действительно, состояния сильного счастья, характерные для джханы, естественно возникают во время многих интенсивных медитативных переживаний. Однако культивирование и использование их в качестве основы для прозрения — это техника, выходящая далеко за пределы случайного «соскальзывания в джхану», которое часто описывают опытные медитаторы. Сосредоточенность и бесстрашие могут служить руководством для современных практикующих, подготовленных к развитию джханы как показателя стабильности их ума.


Когда Будду спросили: «Почему одни люди освобождены, а другие нет?» Он не говорил, что самые сосредоточенные медитирующие достигают освобождения. Он ответил: «Тот, кто цепляется за объекты, воспринимаемые чувственными органами, не может обрести освобождение. Тот, кто перестанет цепляться за них, будет освобожден.»

Освобождение через непривязанность — это суть Учения Будды. Человеческая склонность цепляться — это настоящая проблема; медитация предназначена для ее решения. Работая в тандеме, практики-близнецы концентрация и прозрение создают условия, удивительно способствующие пробуждению.

Некоторые читатели могут обнаружить различия в методе и акцентах расставленных в учениях, полученных от разных учителей. На протяжении веков опытными медитаторами было разработано много подходов, каждый из которых основывался на индивидуальном понимании учителем древних текстов и на том, как это понимание проявляется в его собственной практике медитации. Если вы хотите по-настоящему пережить джхану, вам, вероятно, потребуется некоторое время в безмолвном уединении под руководством учителей. Книга может предоставить лишь карту местности, описать этапы практики и расставить указатели на пути, но нет ничего, что заменило бы усердную практику и руководство опытных учителей.

Эта книга является лишь начальным руководством, но ни в коем случае не окончательным или исчерпывающим исследованием. В течение всего ее повествования дается множество упражнений. Пожалуйста, попробуйте их, даже если они замедлят темп вашего прочтения этой книги. Простое чтение не приведет к созданию структуры ума, полезной для концентрации. Я призываю вас время от времени откладывать книгу, закрывать глаза и сосредоточенно размышлять в тишине. Если вы будете поступать подобным образом, то эти практики будут способствовать живой легкости и не отвлекающемуся присутствию в вашей жизни, даже без достижения джханических уровней поглощения. Но имейте в виду, что культивирование спокойствия и мудрости не может проходить в спешке. Пожалуйста, дайте ему время для развития и роста. Не становитесь нетерпеливыми. Основные принципы Учения будут повторяться на протяжении всей книги и углубляться по мере развития вашей практики.

Эта книга систематически исследует структуру восьми классических состояний объединённого сознания: четырех первичных джхан и четырех бесформенных сфер. Она содержит в себе указания по достижению этих состояний, различению их свойств и использованию каждого из них в качестве основы для мудрости. В то время как её целью будет развитие глубокой концентрации джханы, правильная концентрация в буддийской традиции всегда должна быть связана с мудростью. Осуществление практики джханы без влияния мудрости было бы в лучшем случае бессмысленно и содержало бы в себе опасность усиления привязанности к удовольствиям этих состояний. Поэтому, я включила в эту книгу учения о мудрости, которые помогают читателям закрепить развитие концентрации, включая отказ от цепляния, важность усилия, силу сосредоточения, умелое применение внимательности, преодоление негативных привычек и мыслей, работу с эмоциями и обучение отпусканию. Я хочу, однако, отметить, что культивирование нравственности, правильных действий в сфере обусловленного и иллюзорного мира также считается весьма важным фактором, хотя и не описано в этой книге.

Эта книга содержит пять разделов. Первый — «Радость сосредоточенного ума», позиционирует практику джханы как тренировку в отказе от себя и исследование счастья. Второй — «Подготовка ума к поглощению», посвящен темам, необходимым для подготовки ума к вступлению в джхану. Третий — «Как установить медитативное поглощение», содержит руководство для достижения четырех основных уровней джханы. Четвертый — «Развитие прозрения», исследует мудрость, возникающую при использовании джханы в качестве основы для прозрения. Пятый — «Исследование бесформенных состояний«, рассматривает четыре бесформенных состояния как эмпирическое исследование пустоты. В завершении обсуждается важная роль, которую джхана может играть в жизни полной безмятежности и пробуждения.

Пусть читатели откроют глубокий мир в своих сердцах и принесут нерушимую гармонию в этот мир.
Пусть эта книга внесет свой вклад в освобождение всех живых существ.

 

Часть 1 — Радость сосредоточенного ума
Развитие сосредоточенного ума

«Подобно тому, как скалистая гора не поддается бурям, так же и виды, звуки, вкусы, запахи, ощущения и идеи, желательные или нежелательные, никогда не поколеблет человека устойчивого, чей ум стоек и свободен.»
Будда

Сосредоточенность — это главный аспект созерцательной жизни, культивируемый посредством ежедневной практики медитации, а также посредством любой другой повседневной деятельности. Концентрация приносит с собой естественную радость, возникающую в спокойном и не отвлекающемся уме. Хирург может любить хирургию не потому, что операционная — это приятное место, но потому, что эта задача требует такой сильной внимательности, что его ум наполняется восторгом, связанным с этой концентрацией. Байдарочники часто охвачены восторгом, даже когда их тела засунуты в маленькие лодки и обрызгиваются холодной водой. Сосредоточенный ум является сфокусированным, единым и стабильным, независимо от того, настолько удобны или неудобны условия.

На Палийском языке ранних буддийских писаний самадхи — это термин, который чаще всего переводится на английский как «сосредоточение«, однако самадхи описывает нечто большее, чем просто узкий фокус внимания, обычно подразумеваемый под «концентрацией». Это спокойное единение, которое происходит, когда ум перестает отвлекаться. Самадхи — это прекрасное состояние не отвлекающегося ума, описываемое в Палийских текстах как «Внутренне уравновешенное, собранное, единое и сосредоточенное состояние». Эти четыре качества указывают на то, что самадхи это не просто сосредоточение на одном объекте. Это состояние глубокой безмятежности, которое включает в себя уравновешенное, радостное спокойствие, выражающее естественную настроенность не отвлекающегося ума.

Буддийская традиция рассматривает три уровня самадхи:
самадхи мгновенного сосредоточения;
самадхи, дающее доступ к джханам;
самадхи джанических поглощений.

Каждый из этих уровней — это глубоко стабильное состояние сознания, и каждое из них может быть опорой для мудрого освобождения. Мгновение ясного и устойчивого внимания приносит спокойствие уму, поскольку он одновременно ограничивает энергию, которая может питать нездоровые или отвлекающие ум ментальные состояния.

Не волнуйтесь, если прямо сейчас вы чувствуете себя далеко не в этих прекрасных спокойных состояний. Большинство людей, чтобы развить внутренние условия для самадхи должны постоянно поддерживать свое намерение и старательно практиковать. Все это может возникнуть лишь со временем и практикой, и эта книга — первый шаг к тому, чтобы помочь вам развивать эти состояния.


Самадхи мгновенного сосредоточения


Буддийское Учение различает качества самадхи, развитого через непрерывную осознанность к изменяющимся восприятиям, и самадхи, развитого с фиксированным фокусом внимания на одном объекте.

Когда дыхание используется для развития осознанности, акцент делается на ясном восприятии изменяющихся ощущений в течение всей продолжительности вдоха и выдоха. С огромной точностью медитирующий испытывает множество мимолетных ощущений, например: покалывание, вибрации, давление, тепло. Давление может увеличиваться или уменьшаться. Пульсация может варьироваться по ритму. Интенсивность тепла и холода может колебаться. Эта скрупулёзная чувствительность к вариациям физических ощущений приводит ум в состояние исключительной ясности, которая позволяет видеть непостоянную и пустую природу всех явлений и наблюдать взаимодействие между умом и телом. Вы можете наблюдать, как образы и запахи могут вызывать яркие воспоминания, как намерения воздействуют на физические движения, и как ваши эмоции проявляются в теле.

По мере увеличения осознанности концентрация так же усиливается. Сосредоточение, которое развивается через непрерывную внимательность к изменяющимся объектам, называется «мгновенным сосредоточением«. «Ум на мгновение собирается, но затем рассеивается, когда поток чувственных переживаний ослабевает и изменяется. Может возникнуть мышление, но мысли не уменьшают сосредоточенности этого состояния. Внимательность препятствует распространению мыслей, потому что сразу же осознает это мышление. Содержание мыслей соотносится таким умом лишь только как рассматриваемые явления.

Прежде чем в уме установится подобное самадхи, обычно мысли размножаются посредством ассоциативного мышления. Личная история создается простыми чувственными раздражителями. Например, то, что начинается с простого вида пятна на рубашке, может вылиться в стремительный поток мыслей: планы того, как ее постирать, размышления о последнем приеме пищи, который мог вызвать появление этого пятна, смущенные воспоминания об этом, размышление с кем я столкнулся после моей последней трапезы, размышления о том, что эти люди могут подумать обо мне, выдумывание оправданий для этой ситуации и так далее.

В противоположность этой распространенной тенденции, когда в уме присутствует внимательность, мы быстро осознаем мышление. Например, я приехала на свой последний ретрит довольно усталой и проспала утреннюю медитацию в первый же день. Когда я пила чай после завтрака, мой ум был активен, поддерживая историю о том, как я устала, создавая образ занятого человека, оправдывая лишний час сна из-за всех важных вещей, которые я делала в предыдущие дни. Между глотками чая я осознала, что эта история поддерживает беспокойство. Я пересмотрела свое физическое состояние и заметила, что на самом деле я не устала. Единственное, что, казалось, поддерживало усталость, было извращенное отождествление с этой историей об истощении. Когда я начала осознавать свое мышление, история усталости растворилась. Внимание легко утвердилось в переживании настоящего момента, когда я просто ощущаю чашку в своей руке, слышу звуки окружающей меня деятельности, ощущаю свое тело и дыхание.

Аджан Ча, мастер Тайской Лесной традиции, сравнивал мгновенное сосредоточение с прогулкой — отдыхаешь и идешь, отдыхаешь и идешь. Путешествие периодически прерывается с появлением мыслей, но не нарушается, потому что по истечении краткого времени оно продолжается. Развитое благодаря непрерывной осознанности мгновенное сосредоточение может стать очень сильным и привести ум к стадиям интенсивного счастья, которые завершатся возникновением мудрости.

Хотя мгновенное сосредоточение не является фокусом этой книги, оно является продуктом концентрации ума, достойным уважения и чрезвычайно полезным для прозрения состоянием ума. Я предполагаю, что большинство читателей, которые занимались практикой осознанности, знакомы с этим состоянием или могут узнать о нем из обширной литературы, посвященной осознаванию дыхания. Поэтому я сузила информацию этой книги до последовательного развития самадхи с фиксированным объектом внимания, как это будет видно в объяснении следующих двух типов самадхи. Чистота ума, достигаемая на пороге своего поглощения, называется доступом к джхане, а полное поглощение называется джханой.

 

Доступ к джхане


Чтобы достичь стадии доступа к джхане, вы не отмечаете изменяющуюся природу переживания так, как это было возможно при осознанавании дыхания. Сам процесс дыхания, а не динамический поток изменяющихся ощущений, становится основным объектом вашего внимания. По мере углубления сосредоточения яркость изменяющихся ощущений становится менее доминирующей. Проявление устойчивого ума постепенно выходит на первый план как преобладающий объект сознания. Для некоторых практикующих это проявляется как появление яркого света в сознании или «тонкого поля вибраций» в уме. Каждый практикующий обнаружит, что восприятие этого сдвига в сознании и его переживания будут различны. По мере углубления самадхи ум постепенно уходит от своей ориентации на чувственный мир.

Эта ориентация конечно является глубоко укоренившимся аспектом здорового функционирования восприятия. Она играет важную роль в выживании животных, развитии детей, а также в структуре общественных отношений — и это лишь некоторые обширные области где она применима. Однако, критический сдвиг, создающий основу для возможности погружения в джхану отличает эти состояния концентрации как «измененные состояния» и происходит по мере того, как сознание перестает нуждаться в чувственном восприятии.

При доступе к джхане объект концентрации смещается от восприятия физической природы явлений к более тонкому переживанию утонченных ментальных факторов, или видениям света как ментального отражения объекта практики. Это включает в себя (но не ограничивается) ментальные факторы удовольствия, сосредоточенности, внимательности, счастья и невозмутимости. На стадии доступа внимание постоянно пребывает во взаимодействии с этими положительными и приятными качествами ума. Это своеобразный сдвиг ума в сторону уединения, но все же еще не уход в измененное состояние джханы.

Аджан Ча сравнил доступ к джхане с блужданием внутри собственного дома. Сознание свободно пребывает в пределах доступного в области восприятия. Внимание не уходит от объекта медитации. Мышление все еще может возникнуть, но оно тесно связанно с медитативным опытом. Легкие и тонкие возникающие мысли часто являются размышлениями о процессе медитации, но эта умственная деятельность не нарушает спокойной безмятежности, пронизывающей ум. Здесь уже была достигнута сильная и основополагающая чистота ума, но в нем все еще существует тонкое беспокойство, которое мешает достижению настоящей глубины безмятежности, необходимой для поглощения.

Будда говорил об этой стадии: «Если я буду думать и поддерживать мысли отпускания день и ночь напролет, я не вижу в этом ничего страшного. Но при чрезмерном размышлении и думании я могу утомить свое тело, а когда тело устает, ум может стать беспокойным. Это далеко не концентрация. Поэтому я успокоил свой ум и сосредоточил его так, чтобы он не тревожился

Хотя нет ничего плохого в мыслях, которые управляют медитацией — таких как желание успокоить навязчивое мышление и намерение вернуться к дыханию — большего умиротворения и уединения ума можно достичь, при помощи развития спокойствия. Если внимание продолжает оставаться спокойным, в уме может появиться возможность для поглощения (перехода на следующий уровень самадхи).

 


Погружение в состояния джханы


Когда ум отказывается от контакта с чувствами, включая дискурсивное мышление, начинается концентрированное поглощение джханы. Так ум совершенно спокоен и сосредоточен на своем объекте. Специфический объект сосредоточения с развитием концентрации постепенно утончается, начиная с изменения физических ощущений дыхания и кончая восприятием света. Восторг, удовольствие и невозмутимость могут сопровождать этот яркий лучистый ум, в то время как внимание постоянно направлено на то место, где познается дыхание. По мере того, как восприятие становится все более тонкими, внимание остается связанным объектом, и это тонкое восприятие дыхания распознается как ощущение устойчивой яркости в уме.

В джхане внимание практически сливается со своим объектом, создавая впечатление полного единения. Даже если в уме есть чувственное эхо от звуков и ощущений, он остается совершенно неподвижным. Контакт с ощущениями — даже с сильной болью или громкий шумом — не нарушает спокойствия и не влияет на единение ума с объектом его сосредоточения. Это как если бы вы ничего не слышали, но способность слуха не была при этом нарушена. Это как если бы вы не чувствовали боли, и все же телесные процессы продолжали функционировать. В этом опыте может быть тонкое осознание воздействия звука или физического контакта, но ум отпускает его настолько автоматически, что не остается никаких его чувственных следов, которые могли бы нарушить концентрацию. Поскольку ум настолько спокоен, что даже боль не может нарушить внимание, джхана может сохраняться очень долго. Хотя достичь такой глубины отрешенности часто бывает непросто, но как только в уме устанавливается подобное состояние, последовательное развитие сосредоточения через стадии джханы разворачивается довольно легко.

Стандартная формула, неоднократно представленная в беседах Будды описывает сосредоточение через развитие четырех основных уровней джханы:

«О монахи, что такое Способность Сосредоточения? Это, о монахи, когда благородный ученик обретает сосредоточение, обретает однонаправленность ума, освободившись от объектов. Изолированный от чувственных удовольствий, изолированный от нездоровых состояний ума, он входит и пребывает в первой джхане, которая сопровождается размышлением и исследованием, с восторгом и счастьем, рожденными в этом уединении. С исчезновением мысли и исследования он входит и пребывает во второй джхане, которая приносит внутреннюю уверенность и единение ума, лишена размышления и исследования и имеет восторг и счастье, рожденные сосредоточением. Вместе с угасанием восторга он становится невозмутимым и, воспринимая и ясно осознавая, испытывает телесное счастье, он входит и пребывает в третьей джхане, о которой Благородные говорят: «Он невозмутим, внимателен, тот, кто живет счастливо.» С отказом от удовольствия и боли, а также с растворением радости и неудовольствия он входит и пребывает в четвертой джхане, которая не является ни болезненной, ни приятной и включает в себя очищение сосредоточенного ума посредством невозмутимости. Это и называется мною Способностью Сосредоточения.

Развитие этой способности требует осознания важности как силы уединенности, так и форм счастья выходящих за пределы чувственного. В следующих двух главах мы рассмотрим элементы, которые так важны для возникновения джханы.

 

Эпилог

«Наслаждаясь, просто оставьте все как есть и дайте отдых своему усталому уму.» Лонгченпа

Главная цель любой духовной дисциплины состоит в том, чтобы освободить ум от страданий. Хотя концентрация приносит состояния всепроникающего блаженства, за пределами концентрации лежит Освобождение. Одно лишь сосредоточение, независимо от уровня джханического достижения, не уничтожает корней привязанности. Опытный практикующий в медитативных упражнениях может открыть для себя пробуждение, включающих в себя отпускание, усилие, мудрость, добродетель, внимательность, концентрацию и исследование.

Это пробуждение проявляется себя одинаково как в свободной вовлеченности в сложные повседневные обязанности, так и во время возвышенного спокойствия ежедневной медитации в положении сидя. Взаимно поддерживающие друг друга Близнецы практики сосредоточения и прозрения развивают в уме глубокую способность отпускать, которая является сущностью освобождения. Освобождённое от бремени привычных привязанностей, в котором сознание встречает постоянно меняющиеся, иногда вызывающие, а иногда волнующие переживания этой жизни со стабильной ясностью, которая в конечном счете освобождает сердце от всякого сопротивления им.

С общепринятой точки зрения переживание последовательных уровней джханы может показаться значительным личным достижением. Однако достижение, которое действительно трансформирует сознание, раскрывается через освобождение ума от личных интересов, а не через личное достижение чего-либо. Подлинные прозрения на духовном пути обычно усиливают смирение, а не желание достижения. Чем дальше мы продвигаемся в развитии ума, тем меньше мы склонны претендовать на успех. Каждое достижение — это опыт освобождения, а прогресс приходит через более глубокое отпускание всего в этом мире. По мере того, как вы исследуете спокойные состояния, доступные не отвлекающемуся уму, сознание сильно упрощается, освобождается от своей озабоченности личностными достижениями.

Вера в значимость личного прогресса зависит от эгоистичных иллюзий. Однако, измерение своей индивидуальной ценности результатами своих действий неизбежно лишь укореняет в борьбе, где победители страдают, чтобы защитить свой «успех»; проигравшие страдают от горя «поражений«. Попав в эту ловушку обретения и потерь, успеха и неудачи, мы чувствуем себя счастливыми, лишь когда достигаем поглощенности ума, и разочарованными, когда ум отвлечен.

Однако в действительности «я» не играет никакой роли в духовном постижении. Парадокс заключается в следующем: краткий взгляд в непостижимые глубины сосредоточенного ума разрушает личные амбиции и открывает полную невозможность эгоистичной самореализации на духовной арене. Достижение в духовной практике — это «не достижение», но фундаментально безличное переживание реальности.

Какой бы уровень индивидуальных достижений на этом пути саморазвития не реализовали, не останавливайтесь до достижения полного пробуждения, освобождения ума от всех привязанностей и растворения эгоистичности ума. Ваше главное усилие должно быть в том, чтобы освободить ум, выйти за пределы совершенной невозмутимости, за пределы формы и бесформенности, за пределы мыслимого и осуществимого, за пределы всех построений самости и за пределы блаженных состояний джханы.

Вскоре после встречи с Х. У. Л. Пунджой в Индии он сказал мне: «Ты находишься всего лишь в полушаге от освобождения.» Это было так волнующе! Я путешествовала по Индии, была предана своему духовному пути и искренне искала просветления. Я предполагала, что он имел в виду, что я на правильном пути и очень близка к пробуждению; я чувствовала себя очень вдохновленной.

Однажды, когда я шинковала капусту на кухне, мне вдруг стало совершенно очевидно — освобождение всегда было только в одном полушаге от меня. Полный шаг подразумевал бы фиксацию — увидеть красивый шарф и привязаться к нему, прикоснуться к грязной тряпке и попасться в реакцию отвращения к нему, обдумать мнение, которое укрепляет в уме образ самого себя, нарезать лук или зажечь свечу с целью того, что бы это было выполнено лишь определенным способом. Фиксация ума может формироваться в восприятии чувственных переживаний, взглядов и мнений, концепций «я» или способов выполнения задач.

Будь то стилизованная форма ритуальных практик, ежедневная рутина мирской жизни, которую мы выполняем на работе, или привычки ума, которые мы усиливаем — укореняют эту фиксацию, привязанность ума к своему восприятию. Это и есть полный шаг, шаг включающий в себя подъем стопы, перемещение ее вперед и опускание вниз.

Полшага же — это просто подъем, движение, но не опускание. Действия, усиливающие эту фиксацию, могут быть упрощены. При нарезке моркови, просто режьте ее, без привязывания к результату этого действия. Когда вы видите красивое зрелище, цените его, не вызывая при этом в уме чувства собственности к нему. При выполнении какого-либо действия, будь то зажигание свечи, чистка туалета, проверка восприятия или ответ на телефонный звонок, сделайте это действие простым, просто действие без добавления к нему привязанности.

Когда я пришла к пониманию о полушаге, я поняла, что уму не нужно приземляться и фиксироваться на объектах, концепциях, взглядах или восприятиях. Нам не нужно создавать привязанность, чтобы принимать повседневные решения, выполнять работу, взаимодействовать с людьми и жить полноценной жизнью.

Мудрость — гораздо более надежный проводник, чем привязанность. Метафора полушага описывает мудрую и непривязанную жизнь. Освобождение не достигается путем преодоления расстояний, оно не может быть измерено в терминах «близко» или «далеко».» Пробуждение всегда доступно, когда ваш ум не привязан.

Практика джханы требует постоянного развития отречения. От первоначального усилия, для того что-бы сосредоточить отвлеченный ум, до ясности прозрения, джхана как основа прозрения — это всегда практика освобождения.

Поразмышляйте над состояниями отпускания, которые вы пережили при помощи упражнений на сосредоточение ума. Вы практиковались в освобождении от отвлекающих звуков, повторяющихся мыслей, привычных суждений, помех и вредных импульсов сознания. Вы развили в себе состояние непринужденности и простоты, в момент возникновения сложных эмоций и физической боли. Когда ум становиться чище, процесс отпускания становится более тонким.

Развивая и в последствии отказываясь от джханических факторов, вы укрепляете свое сознание, прежде чем освободить ум от очарования этими возвышенными состояниями. Исчезновение привязанности к разнообразным восприятиям затем позволяет исследовать и бесформенные измерения. Проникновение в безграничное восприятия и необъятную пустоту преобразует сознание, освобождая его от рабства грубых мирских наслаждений. Это и есть развитие ума, достигаемое посредством глубокого сосредоточения.

Когда вы отказываетесь от каждой привязанности, в уме происходит глубокое изменение. Каждый опыт отпускания учит сознание разрушать и устранять основополагающие привычки цепляния, влечения и отождествления, а не просто решать ту или иную проблему. Мы не исследуем проблему привязанности. Мы учимся «выносить эту проблему из жизни». Когда вы обнаружите, что боретесь с кем либо дома или на работе, подумайте: в чем заключается суть проблемы? Где можно найти покой?

Не каждый вызов требует решения достигаемого внешними действиями. Заглянув в ум, мы можем обнаружить, что проблема заключается в привязанности к воззрению, которое не соответствует реальности этого мира. Привязанные к мнению, предпочтениям или фантазиям, мы начинаем страдать. Через последовательно переживаемые, а затем отпускаемые стадии сосредоточения ума, практикующий джхану как основу для прозрения учится распознавать состояния тонкой фиксации, цепляния и привязанности, и эта ясность освобождает его ум от привязанности.

Более важным, чем шаг, приводящий вас в джхану, является шаг выводящий вас из нее. Как вы, оставляя ее, живете? Можете ли вы жить и работать без напряжения и цепляния?

В идеале практика джханы развивает спокойствие, ясность, невозмутимость, радость, отпускание и мудрость, которые вы можете применять в хаосе и беспорядочности этого мира: приготовлении пищи, своей работе, планировании, уборке дома, ведении переговоров, ведении счетов, воспитании детей, в работе с болью или болезнью. Важным навыком для вашего развития является не способность достичь глубокой поглощенности ума, но скорее способность оставаться незапятнанным и непривязанным в разнообразных сферах своей жизни.

Качества, развитые во время джханы, позволят вам встречать эту жизнь с уверенностью, чтобы открыться сути вещей без привязанности к ним. Так, вы сможете позволить миру быть таким, каков он есть, активным или неподвижным, тихим или шумным.

Освобожденный ум одинаково спокоен как в активном восприятии чувственных объектов, эмоций и мышления, в отношениях, любви и работе, так и в безмолвном состоянии джханы. В нем вы откроете для себя качество присутствия, которое не нарушается вашими повседневными обязанностями и взаимодействии с другими людьми.
~~
Моей бабушке было восемьдесят шесть лет, когда пережила сразу несколько сердечных приступов. Попав в отделение интенсивной терапии местной больницы, она каждый раз приходила в себя после остановки сердца. Она умирала; однако попытки сохранить ей жизнь продолжались до тех пор, пока мы не встретились с семейным врачом и не приняли решения далее не реанимировать ее. С ощущением, что больше ничего нельзя сделать, никак не помочь в этой ситуации, члены семьи отправились домой. Я осталась у ее постели и просидела с моей бабушкой весь оставшийся час ее жизни. Борьба закончилась. Это стало моим временем, чтобы в покое присутствовать при процессе завершения жизни.

Концентрация поддерживает способность оставаться присутствующим — стабильность, которая не слепа к болезненным моментам жизни. На самом деле, оставаясь невовлеченными, мы видим сложную для восприятия сторону этой жизни. Незамутненное внимание не требует уединенных состояний поглощенности. Мы находим покой в том, что с нами происходит и открыты для трудных и прекрасных моментов этой жизни. Мы безмятежны и пробуждены.


Хотя мы и можем практиковать в течение некоторого времени в уединении, чтобы развить свои медитативные навыки, сосредоточение ума создает глубоко интимную связь с существованием. Как это ни странно, джхана развивается в уединении, но эта практика открывает в нас нежность и безличную любовь. Чувства обособленности и отчуждения просто невозможно поддерживать в чистоте не потревоженного присутствия. Уравновешенные джханой, мы не привязываемся ни к чему и соединяемся с истинной природой, лежащей в основе всего в этом мире.

Об авторе

Шэйла Кэтрин начала свою медитативную практику в 1980 году, в возрасте семнадцати лет, и в общей сложности провела семь лет интенсивный уединенного ретрита. Она преподает с 1996 года в США, Индии, Израиле, Англии и Новой Зеландии. Она обучалась Буддизму в колледже Шарпхэм в Англии и провела несколько лет с мастерами в Индии, Непале и Тайланде. С 2003 года Шэйла сосредоточилась на развитии практики концентрации и джханы, проведя более четырнадцати месяцев в ритритах, развивающих концентрацию, главным образом в лесном убежище общества медитации прозрения в Барре, Массачусеттс. Она основала общество Медитации Прозрения Саут-Бей в Маунтин-Вью, Калифорния, и ведет ретриты и курсы по развитию сосредоточения, практике медитации прозрения основанного на осознанности и последовательному изучению бесед Будды.