Любя и умирая
Дост Виссудхачара

перевод — Леша Тэль
редактор — Ксения Тэль
источник — тхеравада.рф

Привет смерть прощай жизнь

Однажды, когда придет неизбежная смерть, я хотел бы умереть с улыбкой на губах. Я хотел бы умиротворенно поприветствовать ее как друга и быть в состоянии весело сказать: «Здравствуй смерть, прощай жизнь.» Я могу представить себе, как разговариваю со смертью. Возможно, это могло бы произойти так: «Здравствуй, смерть! Как поживаешь? Я ждал тебя очень долго. Всю свою жизнь я ждал тебя. Ты наконец-то придешь за мной? Сейчас пришло мое время уйти?  Да, да, о смерть, я уже иду навстречу тебе. Будь терпелива. Я готов. Разве ты не видишь — я улыбаюсь? С давних пор я планировал с улыбкой встретить тебя. Да я понимаю. Тебе не нужно извиняться. Я знаю, что это твоя работа. Я ничего не имею против тебя. Никаких расстройств. Ничего личного — я понимаю. Как я уже говорил всю свою жизнь я ждал этого момента, чтобы посмотреть, смогу ли я встретить тебя с улыбкой. Чтобы посмотреть, смогу ли я, по крайней мере, быть вдохновленным, если не жизнью, то хотя бы тобою. Ты сейчас даешь мне эту возможность, и я благодарю тебя за это. Да, я много слышал о тебе. Слышал что ты никого не ждешь. Что ты приходишь как вор в ночи. Что ты ни с кем не торгуешься. Что ты не принимаешь никаких возражений. Смерть — это порядок вещей. Я с радостью пойду с тобой. Я устал. Это тело похоже на разбитую скорлупу. Оно пережило свое лучшее время. Его существование и срок жизни уже подходит к концу. Как видишь, я уже почти мертв. Я терпел весь дискомфорт старости, пытаясь радоваться его возникающим многочисленным проявлениям. Смерть ты, по правде говоря, должна была прийти раньше. После всей этой боли, ты станешь желанной передышкой, Божьей благодатью. Но хватит об этом. Давай не будем мешкать. Пойдем. Подойди и возьми меня за руку.» Так я бы вошел в нее, как и всегда мечтал, с улыбкой на губах. Какой прекрасный способ умереть! Люди, собравшиеся вокруг меня, не должны плакать. Они должны быть счастливы, потому что видят, мою улыбку. Так они будут знать, что я в порядке. Смерти бояться нечего. Относитесь к смерти как к другу. Будьте всегда готовы поздороваться с ней и попрощаться с жизнью.

Конечно, никто не спасется от смерти. Все мы должны умереть. Как сказал Будда: «Жизнь не стабильна, несомненна лишь смерть«. Пока мы живем, мы страдаем от разлуки, возникающей с уходом любимых. Оба моих дедушки и бабушки умерли. Я не помню своего деда. Он умер, когда я был совсем маленьким. Но я помню свою бабушку. Она была очень добра ко мне. К тому же она была очень бедна. Она предпочитала жить в сельской местности, в то время как мои родители жили в городе. Помню, однажды, когда она пришла к нам, я попросил у нее пять центов. Она тут же достала сумочку, вытащила пять центов и отдала мне. В те дни на эти деньги все еще можно было что-то купить, вы могли приобрести шарик мороженного или стакан лимонада. Если вы любите кокосовую воду, подаваемую индийцами, вы могли купить даже два стакана за эту сумму! За пять центов так же можно было купить пять конфет. Мой отец умер, когда мне было 10 лет. Я помню, как в последний раз навещал его однажды ночью в больнице, когда он лежал там, умирая от туберкулеза. Я помню, как моя мать сказала ему: «Это твой сын Джонни пришел к тебе.» Мой отец не мог говорить. В нос ему вставили кислородную трубку. Он, казалось, лишь беспомощно смотрел на меня. Я был молод. Тогда я не знал, что такое смерть, хотя теперь ближе знаком с ее проявлениями. Моя бедная мать в этой ситуации страдала больше нас всех. Она видела так много смертей. У нее была довольно трудная жизнь с самого детства. Наверняка, жизнь не баловала ее. Один из моих братьев умер еще ребенком. Другой умер в 23 года вместе со своей невестой. Это было очень трагично. Они утонули. Я до сих пор помню, как смотрел на их тела в морге. Моя мать рыдала. Ей было очень больно потерять любимого сына таким трагическим образом. Я был совершенно ошеломлен и просто не знал, что с этим сделать. Мне тогда было 16 лет. Я старался казаться беспечным и небрежным. Я сдерживал свои слезы. Я говорил и вел себя так, как будто ничего не случилось, как будто смерть была для меня повседневным делом и мне не нужно было горевать. Я старался не обращать на это внимания, стараясь придать себе умиротворенный вид. Но оставшись один я плакал, а после похорон вернулся на кладбище. Я приехал туда на велосипеде и привез с собой лопату. Затем я долго копал землю и сажал цветы вокруг могилы моего брата и его возлюбленной. Я вырезал на его деревянном кресте слова: «Больше любви чем, человек отдавший жизнь за друга, не имеет никто» Брат умер, пытаясь спасти свою невесту. Затем я молился, я спросил Бога: «Господи, почему ты так поступаешь со мной? Почему ты забрал моего брата? Такова воля, твое желание? Если это так, то пусть будет воля Твоя. Я принимаю это.» Тогда я был верующим христианином и считал, что Божья воля должна быть выше желаний людей. Это не должно подвергаться сомнению. Хотя, как Буддист сейчас я думаю, что понимаю то, что происходит в мире немного лучше. Ни один Бог не забрал моего брата. Если мы принимаем жизнь, мы должны принять и смерть. Смерть — это неотъемлемая часть жизни. Как сказал Будда, именно невежество заставляет мир страданий существовать и мы движемся из жизни в жизнь направляемые нашими поступками. Хорошее порождает хорошее, а плохое порождает плохое. Должен признаться, что мне ближе точка зрения Будды.

Позже в жизни я встретился с еще большим количеством смертей. Как журналист, я видел тела людей, погибших от несчастных случаев, бандитских разборок, самоубийств, отравлений и т. д. Я писал драматические, трогательные или трагические истории о том, как умирали люди. В одной из них был описан человек, который поцеловал свою маленькую дочь на прощание, а затем выстрелил себе в голову. Затем была молодая пара, которая была найдена при попытке самоубийства на кровати отеля. Девушка умерла от яда, который они приняли, а ее парень выжил. А еще был печально известный грабитель, застреленный полицией в Новый год. Он стал человеком, который не мог дожить до конца первого дня Нового года. Для меня это была просто очередная история. Тогда я никогда особо глубоко не задумывался о смерти. Я был просто ошеломлен всем этим. Все, что я хотел, это написать лучшую статью для первой полосы своей газеты. Во мне не было ни сочувствия, ни сострадания к несчастным людям о которых я писал. Я был довольно черствым и эгоистичным человеком, интересующимся исключительно собой.

Уже много позже, будучи монахом, я столкнулся со смертью, на этот раз переживая сочувствие и сострадание. Я сопереживал больным, которых навещал в госпиталях. Я как мог старался успокаивать их. Буддистам я читал Буддийские писания. Я цитировал им сказанное Буддой: «Тело может заболеть, старайтесь сохранять здоровый ум.» Мы не можем контролировать работу своего тела, но мы можем сделать это с умом. Мы можем сохранять его в гармони, даже будучи больными. Мы можем быть осознанными. Можем наблюдать возникновение и растворение боли, видеть как она волнами приходит и уходит. Мы можем постараться понять природу страдания. Можем, встретившись с ним, учиться у него. Такие ситуации будут проверкой  насколько хорошо мы поняли природу жизни: поняли, что не существует постоянного «я», но только постоянное изменение — возникновения и исчезновения, подобное непрерывному течению реки; насколько хорошо мы поняли, что именно наше невежество, жажда, привязанность, гнев, страх и т. д. являются причиной нашего страдания. Это понимание поможет нам справиться с болью. Мы можем принять ее как неизменный аспект существования. С ним мы сможем оставаться спокойными и хладнокровными, живя без малейших признаков депрессии. Да, мы можем улыбаться, даже когда нам больно. Мы можем сказать: «Эй, боль, ты действительно пытаешься победить меня? Другой человек может и уступит тебе, но не я. Я тренировался и готовился к тебе. Будда учит, что я должен реагировать на тебя без гнева или отвращения. Поэтому сейчас я пытаюсь воспринимать тебя без гнева и отвращения. Я понимаю, что с осознанностью и умиротворением в своем сердце, я могу подняться над тобой. Я могу улыбнуться тебе. Ты учишь меня, что жизнь — это страдание. Но ты также учишь меня, что я смогу само-совершенствоваться. Когда вы сможете улыбнуться боли, тогда вы сразу почувствуете себя лучше.

На смертельном одре

«Жизнь — это в основном пустые пена и пузыри, в котором лишь две вещи тверды как камень: доброта в чужой беде и мужество в своей собственной.» Адам Гордон

Когда я пишу, то вспоминаю, что только вчера умер один монах. Он уже восемь месяцев страдал от неизлечимого рака. Когда я был рядом с ним в больнице за несколько дней до его смерти, он страдал от боли. Я попытался накормить его бульоном, но он не мог есть. Он выглядел изможденным и мрачным. Он едва мог говорить. Рак опустошил его тело и это стало нелегкой задачей для его разума. Я убеждал его замечать, наблюдать боль или, как бы он делал это в обычной медитации, оставаться настолько спокойным и невозмутимым, насколько это возможно. Он был убежденным медитатором, и я уверен, что он медитировал до самого своего конца.

Я помню другой случай, как посетил доброго старика, у которого была лейкемия. Ему тоже было больно. Это отражалось на его лице. На лбу и лице у него выступили капельки пота. Я взял полотенце и осторожно вытер его. Пошептал ему на ухо, пытаясь его успокоить. Этот человек тоже был медитатором и я снова, и снова напоминал ему о необходимости сохранять внимательность и наблюдать боль как можно спокойнее. Я был счастлив, когда выражение боли исчезло с его лица. Вскоре после того как приехали его родственники, я оставил его. Через несколько часов он умер. Я был рад, что смог немного помочь ему, прежде чем он скончался. Хотя в жизни есть счастье, в ней есть и страдание. Счастье кажется таким мимолетным — оно исчезает в мгновение ока, а на смену ему приходят печаль и недовольство. Сама жизнь — это трагедия, потому что заканчивается смертью.

Кто-то однажды сказал, что жизнь подобна луковице: вы чистите ее, со слезами на глазах. Будда говорит, что рождение — это страдание, потому что оно неизбежно ведет к распаду и смерти. Мы все должны это хорошо понимать. Если мы принимаем жизнь, мы должны принимать и смерть. Если мы хотим плакать, когда кто-то умирает, тогда мы должны плакать и при его рождении. В момент, когда рождается ребенок, в нем уже находится семя смерти. Но в этот момент мы счастливы: мы смеемся и поздравляем его родителей. Если мы действительно понимаем рождение – то что оно должно привести к смерти, тогда, когда смерть приходит, мы должны быть способны встретить ее с улыбкой. Видя, как люди умирают в муках, их тело измучено болезнью, видя, что жизнь должна закончиться смертью (факт, который возвращается ко мне каждый раз, когда я иду на погребальную церемонию), породили в моем уме два намерения:

Во-первых, когда придет время умирать, я хочу умереть с улыбкой. Я хочу быть очень внимательным и безмятежным. Другими словами, Я хочу сохранить свое остроумие. Я хочу улыбаться своей боли, какой бы мучительной она ни была. Я хочу иметь возможность улыбаться всем, кто может прийти навестить меня. Я хочу иметь возможность улыбаться всем добрым врачам и медсестрам, которые ухаживают за мной. Я хочу иметь возможность улыбаться своим спутникам — пациентам и помогать, вдохновлять или утешать их всем, чем только могу. Вместо того, чтобы врачи и медсестры спрашивали меня, я хочу спрашивать их: «Как вы, док? Как поживаете, сестра? Как прошел ваш день сегодня? Вы знаете, вы делаете очень важную работу. Нам очень повезло, что вы у нас есть. Пожалуйста, продолжайте в том же духе. Большое спасибо!»

Во-вторых — моих посетителей Буддистов я буду учить Дхамме. Я скажу: «Посмотри на меня. Я наполовину мертв. Знаешь, не так-то просто медитировать, когда ты наполовину мертв. Так что, пока вы еще здоровы, делайте все возможное. Медитируйте! Практикуйте Дхамму! Чтобы потом ни о чем не жалеть. Не ждите, пока вы смертельно заболеете. Тогда будет уже слишком поздно. Если же вы сейчас занимаетесь медитацией, то, когда заболеете, вам будет не так трудно смотреть в лицо боли. Вы будете способны наблюдать и даже превзойти его. Вы знаете, Будда говорит нам, что все непостоянно. Если мы достаточно усердно медитируем, мы сможем глубже понять факт непостоянства, так что будем не так сильно привязаны к этому уму и телу. Мы будем знать наверняка, что эти тело и ум — не принадлежат нам. Понимая это, мы сможем их отпустить. Мы уже не будем так сильно привязаны к грубым чувственным удовольствиям жизни. Мы сможем жить более мудро. Мы будем способны стареть изящно. И нам не нужно будет бояться смерти. Будда говорит, что страдание присуще этой жизни. И мы должны научиться жить с ним и его превзойти.»

Только применяя осознанность в своей повседневной жизни и медитируя, мы можем проникнуть в Истину страдания. Когда мы глубоко поймем страдание, мы будем стремиться устранить его причину, которая является нашей тягой, нашей привязанностью к жизни, к чувственному соблазну приятных зрелищ, приятных звуков, приятных запахов, приятных вкусов и приятных прикосновений. Мы постараемся очистить свои ум и сердце от всех загрязнений.

Согласно Будде, когда наш ум очистится от жадности, ненависти и заблуждений, мы преодолеем все страдания. Мы никогда больше не будем отвечать привязанностью или отвращением на что-либо. Вместо этого в нас будут только мудрость и сострадание. Это и станет концом страданий. Не цепляясь, мы больше никогда не сможем страдать. Даже физическая боль уже не будет приносить душевных страданий, поскольку ум не будет реагировать на нее с отвращением или гневом. Ум сможет быть спокойным и умиротворенным. В нем будут лишь принятие и понимание. Когда мы умираем с такой мудростью и покоем, Будда говорит, что это будет концом страданий.

Больше никаких перерождений, никаких возвращений к этому циклу рождения и смерти. Если мы не примем никакого нового рождения, то не будет никакого распада и смерти вместе с сопутствующими им страданиями. Кончено! Занавес падает! Эта масса страданий гаснет. И тогда мы сможем сказать, как говорили древние святые: «Сделано то, что должно быть сделано. Моя жизнь — это святая жизнь.»

Конечно, прямо сейчас мы все еще можем быть далеки от этой цели. Но, как говорится, путешествие в тысячу миль начинается с одного шага. Так что я оптимист. Да, я буддист и оптимист. (Кто сказал, что буддист — это пессимист?) И я верю, что каждый шаг, который мы делаем на пути осознанности, приближает нас на один шаг к цели — цели Ниббаны, конца всех страданий. И будучи оптимистом, мне нравится думать, что мы достигнем этого скорее раньше, чем позже. Уча об этом, лежа на больничной койке, я хотел бы обучать Дхамме всех кто навещает меня, всех, кто хочет ее слушать.

И, кроме того, я мог бы послать цветы всем своим друзьям там. Я мог бы вложить в них карточку с сообщением, которое было бы примерно таким: «Привет! Как твои дела? Тебе нравятся эти цветы? Разве они не прекрасны? Есть ли у тебя время, чтобы остановиться и оценить красоту цветка и вдохнуть его аромат? Когда ты смотришь на цветок, ты также видишь сияющие глаза твоего любимого человека или ребенка? Чувствуешь ли ты их надежды и страхи? Или ты слишком занят, слишком поглощен своими мирскими планами и амбициями: погоней за славой и богатством? Хорошо ли ты понял природу непостоянства, мой друг — того что все должно исчезнуть и умереть? Пока мы живы, мы должны жить осмысленно, чтобы потом ни о чем не жалеть. Кстати, как увядающий цветок, я тоже умираю. Но я посылаю тебе добрые пожелания. Да будете ты здоров и счастлив! Я надеюсь, что ты найдешь время для своих близких и практики медитации. Знаешь, зарабатывать деньги, приобретать предметы роскоши, наслаждаться чувственными удовольствиями — это еще не все. Они помогут чувствовать себя хорошо какое-то время, но на самом деле быть добрыми и любящими куда более важно: это даст тебе больше удовлетворения и счастья. Прости меня за проповедь таких банальностей, но прислушайся к словам умирающего человека. Позволь ему высказать свое мнение. Да, пока ты жив, ты должен стараться распространять как можно больше хорошего настроения и счастья. Прости всех. Не таи никаких обид и не считай себя врагом. Всегда помни, что жизнь коротка, и скоро мы все умрем.

Любовь дает, а не берет. Любовь дает, не ставя никаких условий. Любовь не ждет ответа. Постарайся развивать этот прекрасный вид любви. Будь счастлив!»

И я закончу: ПС … «- будь осторожен. Тебе незачем навещать меня. Но ты можешь порадоваться за меня. Потому что я улыбаюсь и счастлив, из-за того, что способен умереть с улыбкой. Прощай и удачи тебе

Если я не смогу говорить, потому что буду слишком болен, то все же смогу улыбаться, чтобы показать, что все в порядке, что болезнь забирает только мое тело, а не ум. Таким образом, человек может вдохновлять других даже тогда, когда он болен. Так люди могли бы больше ценить Дхамму и практиковать ее еще усерднее. Конечно, если я общаюсь со своими не буддийскими друзьями, я не должен навязывать им свои религиозные взгляды. Я могу высказывать их, но ни в коем случае не должен навязывать их другим, так как бы я сам не хотел, чтобы они навязывали мне свои. Мы должны с должным уважением относиться к религиозным взглядам окружающих и проявлять друг к другу Любящую доброту. Таким образом, будет обеспечено мирное сосуществование.