ВОПРОСЫ О ЖИЗНИ И СМЕРТИ
Дост. Ашин Сарана
источник — DHAMMA EVERYWHERE
перевел — Pavel Tsvetkov
Дост. Ашин Сарана – монах из Чехии, проживающий в Мьянме, согласился ответить на несколько вопросов.

Вопрос: Дост. Ашин Сарана, можно вас попросить ответить на мои вопросы? Как у традиционного буддиста, а я вырос в буддийской семье, у меня есть несколько для себя не разрешённых до конца вопросов. Что будет после смерти? Возможно ли, что человек как углеродная форма жизни сможет попасть в какое-то благоприятное место – рай или в ад после смерти?

Ашин Сарана: Человек на основе углерода – это прекрасно. А как же «человек, на основе алчности, отвращения и неведения?»

Если вы посмотрите на ум человека, то увидите, что есть нечто большее, чем только лишь одна материя. Я бы предложил вам понаблюдать за вашим глазом (процессом видения), ухом (процессом слышания), носом (процессом ощущения запаха), языком (процессом получения вкусовых ощущений), телом и умом и понаблюдать за тем, как всё, чем «вы» являетесь, полностью обусловлено этими шестью чувственными дверями.

А что будет после смерти? После смерти проявится результат того, чем был занят и что делал ваш ум. Ваш ум вот причина, а не материя. Если бы не было ума, мир бы не существовал. Подумайте об этом, если бы у вас не было глаз, ушей, носа, языка, тела или ума то, что бы вы знали о мире? Ничего. Вся жизнь полностью зависит от ума.

Если у вас действительно мощный ум, вы можете изменить своё тело, вы можете ходить по воде, проходить сквозь стены и горы, вы можете парить как птица без какого-либо самолета и билета, вы можете исчезнуть и появиться, вы можете будучи одним, становится многочисленным, будучи многочисленным, становится одним.

Ум предшествует всем явлениям (умственным состояниям) сказал Будда в 1 строфе Дхаммапады.

«Manopubbaṅgamā dhammā, manoseṭṭhā, manomayā»

«Дхаммы обусловлены разумом, их лучшая часть – разум, из разума они сотворены»(1).
Итак, ваш ум является условием для следующей жизни. И какой же тип ума является условием для вашей следующей жизни?
Это ум, связанный со страстным желанием. Если у вас есть стремление к существованию, стремление к небытию или тяга к чувственным желаниям, тогда вы обречены на следующую жизнь – либо человеком, голодным духом, животным, обитателем ада или божеством. Но если у вас нет таких стремлений, невежества, алчности, отвращения и неведения, тогда условие для следующей жизни отсутствует. В этом случае больше нет перерождения. В этом случае появляется свобода от перерождения, окончательное прекращение этого тела и ума.

Вопрос: Вы слышали о Яне Стивенсоне?(2) Это самый известный исследователь вопросов, связанных с прошлыми жизнями и перерождениями.

Ашин Сарана: Никогда о нём не слышал.

Ответ: Он подробно опросил, насколько я помню, несколько тысяч детей, которые помнили свои прошлые жизни, и проверил эти данные, которые они предоставили ему о своих прошлых существованиях.

Ашин Сарана: У нас в буддизме всё иначе. Будда исследовал свой ум и мог обозревать весь мир при помощи своих сверхъестественных способностей. Затем он обучил своих учеников технике достижения таких сверхъестественных способностей, и они также их обрели.
В буддизме мы похожи на учёных, но поскольку мы идём «внутрь», а не «вовне», и поскольку мы исследуем проблему «самого существования», то мы можем идти ещё глубже, чем наука, которая пытается улучшить лишь то, что есть здесь, предполагая, что жизнь можно улучшить, сделать совершеннее или более удовлетворительной.
В науке слишком много аксиом, которые мешают ей продвигаться к внутренней реальности мира. Наука, например, считает, что можно быть «здоровым». Это аксиома. В буддизме мы понимаем, что «здоровья» как такового не существует. Разрушив аксиому «здоровья», мы смотрим на человека таким, какой он есть, что он рождается, стареет, болеет и умирает. Человек страдает от того, что он не получает желаемого и от того, что он связан с тем, что не желает. Но самое главное это то, что человек состоит из этих пяти совокупностей, которые полностью обусловлены, возникают и прекращаются без какого-либо хозяина или какого-либо контроля. Мы понимаем эту полную страданий реальность человека и отстраняемся от «я», «мне», «мое» и таким образом достигаем свободы от алчности, отвращения и неведения.