Внутренний звук
Ачан Амаро

перевод — Валентина Цветкова

Многие люди практикующие медитацию, осознавая её пользу, начинают следовать тем или иным техникам какого либо Учителя. Иногда эти техники могут не совсем для них подходить. Набор характеристик которыми изначально обладает внимательность каждого человека различен, и, в основном, многие из учителей учат его прикладывать в зависимости от собственного опыта. Но так или иначе, развивая собственный ум, практик начинает находить очень необычные и интересные свойства своего ума, а так же, при наличии мудрости и веры в себя, тот метод, которм его лучше всего фокусировать. Так мы встретили некоторое количество людей которым в пратике Наблюдения дыхания очень сильно мешал внутренний звук. Кто-то из них научился открывать или даже осознанно включать этот ментальный феномен по своему желанию. Каково же было наше удивление и радость когда мы поняли что внутренний звук это тоже нимитта (знак концентрации) аудиального типа.
Ниже преведён отрывок из книги повествующий о практике осознавания внутреннего звук:. Аджан Амаро “Внутреннее слушание: медитация на звук Тишины” . Перевод: Валентина Цветкова.

« Нада-звучание представляет собой внутренний высокочастотный звенящий тон. Когда вы обращаете ваше внимание на сам процесс слухового восприятия, тщательно вслушавшись в окружающие вас звуки, вы услышите непрерывный высокочастотный звук наподобие белого шума – не имеющий начала и непрекращающийся – мерцающий где-то на заднем плане. Попробуйте, сможете ли вы различить этот звук и перенести внимание на него. В этот момент нет нужды теоретизировать или гадать о том, что это в точности такое, просто направьте на него всё ваше внимание. Посмотрите, сможете ли вы обнаружить эту мягкую внутреннюю вибрацию. Если вы способны услышать внутренний звук, вы можете использовать этот простой акт слушания его как одну из форм практики медитации. Этот звук может использоваться точно так же, как и дыхание, в качестве объекта для осознавания. Просто перенесите на него внимание и позвольте ему заполнить всю сферу вашего осознавания.
Одно из великих благословений медитации на внутренний звук состоит в том, что этот звук легко поддерживает оба типа samādhi; как точка, которая исключает, и вместе с тем точка, которая включает. Нада как опора для умиротворённости – Samatha Мы можем сделать внутренний звук первостепенным объектом внимания, позволяя ему заполнять всё пространство познаваемого. С полной осознанностью мы оставляем всё остальное – ощущения в теле, слышимые шумы, мысли, которые могут возникать, – выводя их на периферию, на границы области нашего интереса. Вместо этого мы позволяем внутреннему звуку всецело заполнить фокус нашего внимания, пространство этой осознанности. Таким способом мы непосредственно поддерживаем наступление состояния samatha, умиротворённости. Мы можем использовать его точно так же, как и дыхание, для управления вниманием и в качестве отдельного объекта, помогающего устанавливать фокусировку и постоянство, уравновешенность, единство внимания в настоящем.
Нада как опора для прозрения – Випассана

Если мы фокусируемся на внутреннем звуке длительное время, достаточное, чтобы привести к возникновению таких качеств, как устойчивость и уравновешенность, когда ум с лёгкостью покоится в настоящем моменте, мы можем в этом случае позволить звуку уйти на задний план. При этом он становится подобным экрану, на который спроецированы все другие звуки, физические ощущения, настроения и идеи, экрану, на котором проигрывается фильм, состоящий из всех остальных паттернов нашего текущего опыта. И по причине его простоты, его однородности — это очень хороший экран. Он не смешивается с другими возникающими объектами и никак не влияет на них, и всё же он очень явно присутствует. Как будто имеющийся у нас экран, на который проецируется фильм, немного крапчатый или какой-то особенный. И, если мы уделяем внимание этому, то осознаём, что есть экран, на котором происходит игра света. Он напоминает нам:
«Это всего лишь фильм. Это только проекция. Это не реальность».
Мы можем таким образом позволять звуку просто быть в присутствии
на заднем плане, и в результате такого присутствия он помогает создать напоминание. Это опора для памятования:
«О, всё это просто санкхары – ментальные образования, – возникающие и прекращающиеся. Всем им свойственна неудовлетворенность – sabbe sankhārā dukkha. Как только что-то формируется, становится “этим”, становится “вещью”, — появляется качество dukkha в свойственном “этому” крайнем непостоянстве, в самой его “вещности”. Поэтому не следует цепляться, вовлекаться, отождествляться, воспринимать это как владелец, или же как то, кем или чем мы являемся. Отпускать».

Так, присутствие звука может обеспечивать лёгкость, с которой каждая санкхара – будь то физическое ощущение, визуальный объект, вкус или запах, настроение, утончённое состояние блаженства или что угодно другое — воспринимается как пустотная и безличная. Оно помогает также сохранять объективность, невовлечённую осознанность, невовлечённое участие в настоящем. Существует некоторый чувственный поток, тяжесть тела, ощущение от нашей одежды, течение настроений, усталость, сомнение, понимание, вдохновение, — это может быть что угодно. Присутствие звука помогает сохранять чистую объективность посреди паттернов настроения, чувства и мысли. Оно позволяет сердцу обрести покой в качестве внимательной осознанности, той самой познающей осознанности, которая принимает поток опыта, понимая его, отпуская его, распознавая его открытость, его пустотность, его иллюзорность. Внутренний звук продолжает звучать на фоне, напоминая нам, что всё есть Дхамма, всё есть проявление природы, приходит и уходит, изменяется, и ничего иного. Эту истину мы можем интуитивно постигать в течение долгих лет, но забываем её снова из-за смятения, которое порождается цеплянием к нашей личности, нашим воспоминаниям, нашим настроениям и мыслям, телесному дискомфорту или нашим влечениям. Стресс от привязанности к повседневным переживаниям, начиная с самого рождения, делает внимание беспорядочным, зачарованным, растерянным. Несмотря на это, мы можем использовать присутствие звука нада, помогающее прорваться через транс, прекратить эту зачарованность, помогающее нам узнать, для чего существует поток чувств и настроений как природных форм, приходящих и уходящих, меняющихся, делающих своё дело. Это не то, кем или чем мы являемся, и, если воспринимать их с проницательностью, они никогда не смогут по-настоящему удовлетворить или разочаровать нас.

Звук Нада даёт нам возможность услышать собственные мысли
По мере того, как мы развиваем это внутреннее слушание в качестве одного из аспектов формальной медитации, мы начинаем замечать, как слушание аудиального объекта помогает научиться объективному восприятию наших мыслей, наших настроений. Во многих отношениях болтовня нашего думающего ума не несёт большей смысловой нагрузки, чем увлекательное жужжание звука нада. Это всего лишь вибрации думающего ума, оформленные в концептуальные структуры, и только: просто длительный, непрерывный, шелестящий поток вибраций. Мы можем, следовательно, научиться слушать наше собственное мышление так же, как мы слушали бы поток воды, плеск фонтана или хоровое пение стайки птиц, с такого же рода свободой от вовлечённости и отождествления. Только журчание ручейка нашего ума — и это всё. Ничего великого – ничего, чем можно увлечься, ничего, что могло бы потревожить. Это легко сказать, но мы, как правило, бываем безумно увлечены нашими историями, не правда ли? Мы любим собственные истории, в особенности о нас же самих: про сделанное нами добро, про наши плохие поступки, про что-то незабываемое, пронзительное, вызывающее сожаления, а также про то, что бы нам хотелось сделать, что мы надеемся сделать, что, как мы опасаемся, может с нами случиться и что другие люди думают о нас. Все эти излюбленные паттерны представляют собой проявления элемента “Я”, привычки мышления в терминах “Я”, “мне”, “меня” на протяжении всей жизни. На Пали они были названы ahamkāra, “Я-создавание”, и mamamkāra, “Моё-создавание”, и они являются ключевыми атрибутами самовосприятия. Именно эти привычки наиболее эффективно и последовательно притягивают наше внимание в область понятий, которые затем уводят ум в сторону. Если в какой-то истории присутствует “Я”, она, как правило, будет гораздо интереснее, чем другие, более отстранённые рассказы. Это предельно естественная, базовая привычка для каждого из нас. Соответственно большая часть медитации прозрения, развития состояния випассаны, — это именно обучение распознаванию привычек “Я-создавания” и “Моё-создавания” в ходе переживаемых нами мыслей. Ахамкара буквально означает “созданное из Я-йности”, тогда как мамамкара означает “созданное из Моё-йности”. Истинное прозрение состоит в распознавании таких привычек и в невовлечении в эти истории — в наблюдении их пустотности, их открытости и в отпускании..»